bash.im ithappens.me zadolba.li

Транспорт

34065

Ну кто так строит!

В последнее время часто поражаюсь тому что у нас любят всё удешевлять, в ущерб качеству конечно же, и это ради того, чтобы исключительно директору купить поновее Мерседес. Ведь удешевление никак не отражается на стоимости конечного товара. Скорее наоборот — из-за большего количества брака и вынужденного возврата и ремонта при неистребимом желании директоров иметь новый Мерседес несмотря ни на что, цены всё равно растут.

Вот, например, квартиры. «Функциональная планировка, никаких лишних метров» — комната превращается в вагон, узкая и длинная, что даже обычную двухметровую кровать не воткнуть. Функциональнее не бывает, останется только полки набить как в вагонах и вуаля — 30 человек может одновременно спать. А уж какой они используют материал! Стены чуть ли не картонные, тонкие, в результате слышен даже шёпот в соседней комнате и разговоры соседей. Потом эта вся красота, наспех прикрученная, трескается, отваливается, и по гарантии делают нормальные бетонные стены строители из другого отдела той же компании, нещадно матерясь «да как они строят».

Вот, например машины. Новые машины все из пластика, даже двери у многих пластиковые. Выглядят солидно, но только первый год после салона. Пластик не переносит морозы и начинает трескаться. А двигатели — вместо старого доброго чугуна, ходящего по 500 тысяч без капремонтов, используют алюминий, который вообще отремонтировать невозможно. Только новый двигатель. И к чему это удешевление?

А вот смартфон из того же пластика — из-за мелкого удара треснул напополам пластиковый корпус. Металлический корпус, где только ни бывал, а до сих пор как новенький. А этот долбаный пластик… А экран? Без защитного стекла сейчас вообще делать нечего. Но корпуса становятся всё тоньше, экраны всё больше, страдает кто? Конечно же, клиент.

А что для фирмы эта экономия? В её масштабах — копейки. И ладно бы эти деньги и шли на зарплату рабочим, которые непосредственно заняты сборкой телефонов, машин, строительством квартир. У них зарплаты от этого почему-то не растут. Везде начальники вещают об экономии, только затем у начальника появляется третий Мерс за год, а у рабочего как была ипотека на 30 лет, так и осталась. А страдает от этого клиент. А ещё обращающихся по гарантии считают потребителями-экстремистами и кричат: «А что вы хотели за такие деньги?»

Задолбали экономить копейки на клиентах ради своего нового Мерседеса.

34064

За спрос не бьют в нос

Вот он я, перед вами — тот, кто не даёт вам ехать, злодей с ногой на ступеньке , концентратор вашей ненависти. А хотите услышать, как подобное выглядит с обратной стороны?

Случай первый: незнакомый мне маршрут трамвая. В знакомом месте. Хочу понять, куда он едет. Да, я поставил ногу и задал вопрос в салон: кондуктору или любому пассажиру, который может ответить мне хотя бы одним словом. Нет, я не называю отдалённых площадей и переулков, не требую отвезти меня на улицу Медузы-Горгонер, д. 66. Трамвай остановился перед перекрёстком двух проспектов. Впереди развилка. Возможно, движение прямо (куда мне не надо) или налево (мне этого достаточно). Я спрашиваю только одно у любого, кто меня слышит: повернёт ли сейчас трамвай или же пойдёт прямо? Больше меня не интересует ничего. Прямо или налево?!

В салоне воцаряется тишина. На меня устремлены взгляды пассажиров без единой мысли в глазах. Кондуктор пытается назвать конечный пункт маршрута, расположенный через половину города и ни о чём мне не говорящий, но предсказать движение трамвая здесь и сейчас не берётся. Видать, первый раз на этом маршруте. Возможно, водитель бы помог — но он в своей кабине и общается со мной исключительно звонком. Справедливости ради скажу, что я его понимаю. Что же до пассажиров — господа, не знающие, куда и как вы едете, иногда это знание и готовность им поделиться могут ускорить путь!

Случай второй: знакомый мне маршрут трамвая. В совершенно неожиданном месте. Я, конечно, понимаю, что роскошная белая борода уважаемого кондуктора сделала бы честь любому Деду Морозу. Но это не значит, что единственного пассажира в салоне можно обливать ушатом презрения за вопрос, какой это, собственно, маршрут, а после объяснения причин такового — нет, я не слеп и читать умею, просто этот номер, вообще-то, здесь не ходит — утверждать ровно противоположное, дескать, мы на нашем исконном маршруте от времён Очаковских, сопляк, и нечего тут.

И хотя, вроде бы, понимаешь, что люди нередко «отращивают» грубость именно в защитных целях, зачастую именно она провоцирует ответную агрессию. Не забывайте об этом! Потому что жаловаться на сотрудников ГУПа — дело, конечно, нервное и неприятное, но опыт есть.

34061

По сути, всё дело в сути

Все мы люди разные, с разным уровнем развития и понимания окружающего мира. Это понятно.

Однако данный знак прописан в единых для всех ПДД, которые обязаны знать все, кто выезжает на дороги общего пользования, вне зависимости от типа моторного транспортного средства и количества его колёс. Стало быть, те, которые не понимают, что он значит либо расписываются о своем незнании ПДД, либо думают за рулём непонятно о чем, вместо того, чтобы, увидев знак, просто осознать его значение и перевести взгляд дальше.

То же самое касается подобного подхода к кнопкам с дискетой, стационарным телефоном и так далее — намного проще конкретному человеку запомнить или выучить конкретный символ, чем переделывать успешный и признанный стандарт.

Тем более, если этот единый стандарт давно вышел из моды и развелось множество вариаций. Не рисовать же, скажем, на дорожном знаке что-то вроде перечёркнутого руля, с рукой, которая на него нажимает — ведь у подавляющего большинства автомобилей сигнал под подушкой водителя?

С вами не согласится, думаю, большинство владельцев вполне современных Ситроенов, у которых именно такой значок на кнопке на руле, владельцы абсолютной массы тоже современных мотоциклов, и уж тем более вполне себе современные владельцы классики, особенно британской, где кнопка выведена так, что только по значку её и обнаружите.

Время идёт, многое меняется. Что хорошо работает, то остаётся, а если что теряет эффективность — заменяется. Мало кто из принципа будет поддерживать то, на что жалуется абсолютное большинство потребителей.

Может, давайте не задалбываться по сущей ерунде? И жить станет проще.

34051

Волшебная сила инстинкта

Мало чем я раньше задалбывалась. Пока не появился у меня ребёнок. И стали меня задалбывать такие товарищи как в истории «Островок невезения». Толкать он мамочку с коляской собрался, посмотрите на него!

А ничего, что тебе залезть на поребрик — это чуть выше ногу поднять, а мне — потратить минимум пять секунд? Да-да, из тех 24, которые «только перейти без задержек». А ничего, что для тебя это «плоский слой», а для моего ребёнка — тряска, от которой он просыпается?

И я вынуждена сбавлять шаг. В конце концов, тебе ускорить шаг гораздо проще, чем мне, отягощённой пятнадцатью килограммами коляски с ребёнком и вынужденной идти аккуратно, так как ребёнок — не дрова.

А пенсионерки? Целых 24 секунды — это тебе, молодому, на переход без задержки. А она не может идти так быстро. Сколько раз я видела бабушек, стартующих ещё на красный, потому что иначе не успевает перейти! И я их понимаю, а не расталкиваю.

Холод не переносишь по медицинским причинам? Так ходи быстрее — и тепло будет, и мамочки задалбывать перестанут. А если толкнёшь мою коляску — полетишь под колёса быстрее, чем я сама опомниться успею.

Потому что материнский инстинкт — он такой.

34046

Будет трудно, Ким — спроси Говоруна

Долгожданный автобус закрывает двери, все расселись, билеты проверили, пробок нет, едем!

Ан нет, не едем. В приоткрытое окно кабины водителя сунулась любопытная голова.

— А вот мне нужно на проспект Трямкина, сорок три. Я на этом автобусе доеду?

— До перекрестка Трямкина и Папоротникова едем.

— А какие там номера домов, не подскажете?

— Нет, не знаю.

— Ну вот. А какой маршрут идёт по Трямкина, скажите, пожалуйста!

Да никакой, барышня. Все идут через этот перекресток по Папоротникова. И возле сорок третьего дома нет никакой остановки — они возле тридцать девятого, называется Школа, и возле сорок седьмого, Улица Солидарности Трудящихся.

Но зато от перекрёстка с Папоротникова идти пять минут, но водитель этого, конечно, не знает, а я не буду орать из хвоста салона.

А вот гражданка знает, что в салоне у неё шансов больше. Поэтому она поставила одну ногу на подножку, а второй стоит на тротуаре, и пытает кондуктора и пассажиров.

— А куда он едет?

Это, видимо, пароль, с обязательным отзывом «А куда вам надо?» Иного смысла в этом вечном вопросе я не вижу, если у автобуса не кольцо на следующей.

— Мне нужен переулок Хряпина! Ну переулок! Хряпина!

Переулок Хряпина, если посмотреть на карту — тупой аппендикс в пять домов, который упирается в улицу, которая идет параллельно Папоротникова. И прямо напротив этого аппендикса на Папоротникова есть остановка. Но вот незадача, никто в салоне про этот аппендикс не знает. Не сталкивался.

А вот подошёл мой автобус и уже нервно торопится назад, успеть проскочить перед долгим красным. Бегу к двери, но недолго — меня хватают за рукав.

— А до улицы Кондратьиной я на нём доеду?

Этот автобус ходит раз в двадцать минут, женщина. Если бы вы ко мне подошли, пока мы десять минут загорали на остановке в его ожидании — а я вас там помню все эти десять минут, — я бы могла залезть в свой смартфон и сказать, что да, что вам надо будет выйти через семь остановок после меня. Но сейчас, в первый раз в жизни услышав название Кондратьиной, я могу сделать только одно — высвободить руку и влететь в захлопывающиеся двери.

— Девушка, а в собес мне где выходить? Да не знаю я адреса! Собес мне нужен!

Да, бывает всякое. Бывают бабушки, которые не умеют пользоваться никаким телефоном, кроме дискового на прикроватном столике, с картами, устаревшими до моего рождения. Бывают несчастные, выскочившие не на той остановке и судорожно пытающиеся перестроить маршрут при умирающем телефоне. Бывают сообщения в духе «срочно бросай все и дуй на Старобатькина семьдесят, у тебя два часа до превращения всего в тыкву!» Бывают маршруты, которые идут другим путем чуть ли не каждую неделю.

А бывает, мы собираемся с подругой на новоселье в новенькую, на неделе ввели, многоэтажку. «Встречаемся на станции метро Х», — говорит мне подруга — «Потом шесть остановок на трамвае. Ну откуда я знаю, на каком! На месте спросим, местные-то лучше знают».

34043

Усердие не по разуму

Вчера я была у своего дантиста, в хорошей, проверенной клинике. Не пафосной, но и не самой дешёвой. После лечебных процедур у меня кружится голова, меня знобит, появляется слабость, дрожат колени. Такая реакция организма — от природы досталась. Я попросила тёплой воды и узнала следующее.

Несколько дней назад в клинику пришла комиссия. В рамках борьбы с коронавирусом:

1) Изъяли цветы с подоконников и из холла. Обоснуй фееричный — их трудно дезинфицировать. Клиника, напоминаю, платная, многопрофильная. Не психиатрическая, хотя психиатр и нарколог в штате. Кому иначе придёт в голову жрать и облизывать больничные цветы — не пойму, хотя от нехватки фантазии не страдаю. Здоровенный, с меня ростом, гибискус, красивые фиалки, хлорофитумы — все они теперь источник инфекции.

2) Унесли кулер — очевидно, одноразовые стаканчики в мусорной корзине распространяют заразу. Вот только кому в здравом уме придёт в голову таскать использованные стаканчики — непонятно. Может быть, проверяющим чиновникам.

3) Опечатали кофейный автомат, с, опять же, одноразовыми стаканчиками. Без комментариев. Желаю проверяющим каждый день чувствовать себя так, как я, когда ползла на подгибающихся ногах два квартала до ближайшего кафе, боясь просто грохнуться в обморок.

4) Унесли чайник. Пить тем, кто работает по 12 часов, теперь нельзя.

Мне врезалось в память бордовое от стыда за этот собачий бред лицо врача. Выразительное — хоть на видео снимай.

А потом, выпив пол-литра американо и перестав трястись, я спустилась в метро. В столичный час пик.

Знаете, как бы ни относиться к маскам, есть один факт. У них далеко не стопроцентная эффективность. Условия для инфицирования — идеальные. Люди сидят и стоят как шпроты в банке. К санитайзерам подходит разве что один из двадцати. И это понятно, не знаю, что там, но у меня от этого щиплет руки и кожа сохнет так, что трачу по два тюбика крема в месяц.

Увеличить число поездов? Разнести рабочие смены людей так, чтобы начинали и заканчивали в разное время, уничтожив давку как явление? Нет, религия не позволяет. Или времени нет — чиновники заняты борьбой с кофейными автоматами и искоренением декоративных цветов.

Разумные меры против инфекции можно только приветствовать. Но вот такой показушный маразм задолбал.

34037

Символ старины глубокой

Кого-то задолбала дискета на кнопке сохранения, кого-то — трубка стационарного телефона на эмблеме WhatsApp. А меня задолбал дорожный знак «Подача звукового сигнала запрещена».

Скажите, уважаемые авторы данного знака, когда вы последний раз видели в эксплуатации ТАКОЙ звуковой сигнал? Как люди, не посещающие ни музеев, ни концертов симфонических оркестров, догадаются, что показан там вовсе не экстравагантный вантуз? А закреплено это, между прочим, на уровне международных стандартов!

Не пора ли что-нибудь посовременнее на знаке изобразить? Ну, например, ту кнопку, которой включается звуковой сигнал в наши дни.

34034

Закон Гарднера: 85 процентов людей любой профессии некомпетентны

Задолбала невозможность делегировать задачи профессионалам. Не важно, хочу ли я купить телевизор, поменять масло в машине, вылечить отит или починить капающий кран, если я не хочу чтоб меня на… дули нужно разобраться в вопросе самостоятельно.

Не знаю связано это с повальной некомпетентностью или это реально злой умысел, но это задолбало!

Приходя от врача, я перечитываю список назначений, заглядывая в Гугл, и вычёркивая гомеопатические фуфломицины по цене крыла от Боинга. Хорошо, если в списке вообще окажется реальный препарат, который поможет.

Перед покупкой техники я читаю сравнения и обзоры, чтобы осталось прийти и ткнуть пальцем нужную модель. Иначе в разное время мне пытались рассказать: что чайников, греющих воду до температуры ниже 100 градусов, не бывает, но вот есть прекрасный семилитровый термопот; что этот телефон брать не нужно, потому что в него нельзя вставить карточку больше 16Гб (можно), а лучше взять вот этот корейский флагман; что на этот ноутбук надо покупать Виндус отдельно, несмотря на наличие фирменной наклейки на корпусе; и ещё много разных увлекательных вещей, которые оказывались враньём.

Вызывая электрика, я буду внимательно следить, чтоб он не попытался скрутить медный провод с алюминиевым, не кинул провод на 1,5 квадрата к розетке, в которую должна включаться стиральная машина, не заменил мой автомат на 25 ампер своим на 16, прикарманив мой (реально было!) или ещё чего не учудил. Для этого придётся разобраться в видах и сечении проводов, автоматов, вспомнить закон Ома, в идеале купить всё нужное заранее, иначе… Ну, вы поняли.

Подобных историй про самые разные сферы жизни у меня ещё вагон. И если вы подумали, что я выбираю этих «спецов» по нижней цене на рынке, вы не угадали. Наоборот стараюсь выбирать среднюю. Разве что медициной иногда пользуюсь по ОМС, но всё реже и реже.

Отдельно бесит, когда ты всё-таки послушал такого горе-спеца и попал на проблемы, то большинство скажет, что сам виноват — недосмотрел, не проверил. Хочу жить в мире, где специалист будет специалистом, где ему можно будет заплатить денег и получить предсказуемый годный результат, а не кота в мешке

34019

Ходит где-то по свету близкий тебе человек

Здравствуйте. Позвольте мне начать с того, что сразу оговорюсь: не то, чтобы меня что-то задолбало, скорее расстраивает, и я попробую объяснить — что. Не судите строго.

Я года три читал истории на этом ресурсе, постоянно убеждаясь в том, что как я вёл и веду себя, наверное, для меня самое правильное, прежде чем решился написать сам.

У меня всегда был не самый компанейский нрав: в школе в классе меня не любили, считая ботаном — я рано научился читать, а дома была большая библиотека отца и улица меня не очень интересовала, а со своим мнением я не лез и общался редко. Но мальчиком я рос сильным, на дворе были девяностые и постоять я за себя умел, а потому меня не задирали.

В тринадцать лет, ещё в школе, я начал подрабатывать, считая невозможным просить денег у родителей на свои хотелки, — сначала «косуху», потом гитару, потом мотоцикл, а в пятнадцать лет ушёл из дому в подвал-студию и больше от родителей не зависел. Зачем я это пишу? Затем, что хочу пояснить сразу — у меня всегда были проблемы с социализацией, как теперь модно говорить, но на деле я просто никогда не навязывался, не лез, не рекламировался, а играл себе панк-рок в подвале, строил мотоциклы, куда-то ездил.

Со временем появились друзья, девушки, первая любовь. Потом алкоголь, который я поборол, потратив немало сил, а потом и брак. И всегда я был с виду нелюдимым, очень сдержанным человеком, по которому нельзя понять, что происходит у него в душе. А в душе происходило многое, иногда выразить это можно было песней, иногда стихами, иногда криком — страшно, когда ты не считаешь возможным «грузить» людей своими проблемами и выхода из внутреннего тесного ада эмоциям нет.

И все считали меня чем-то вроде эдакого «Каменного гостя», человеком без эмоций, книгой за семью печатями, — это же так интригует. А в какой-то момент жена сказала, что я всем хорош и претензий ко мне никаких нет, но жить с истуканом она не может. И я ушёл из квартиры в свою мастерскую, дарить механизмам новую жизнь и играть в пустом цеху тоскливые мелодии на зависть Шерлоку Холмсу.

Я, как выражается моя единственная подруга, «последний партизан», — не знакомлюсь в сети, не езжу на мотоциклетные сабантуи и сходки, не хожу на концерты — среди незнакомых людей или в толпе меня может настигнуть паническая атака, а это крайне неприятное переживание. Все двадцать лет за рулём мотоцикла я ездил один — никому не интересна архитектура заброшенных храмов и усадеб в лесах Вышнего Волочка, кому вообще может быть нужно смотреть в мудрые глаза ангела в притворе, видевшие, кажется все. Никому не интересна дорога в Адыгейские горы, все хотят Турции или Италии и быстро. Но, несмотря на такой образ жизни, я остаюсь довольно привлекательным и иногда знакомлюсь с новыми людьми.

А вот теперь то, что меня немного расстраивает: я всегда старался делать людям так, как хотел бы, чтобы сделали мне. Не лез наперёд, делал своё дело так, как делал бы для себя, не приставал, не надоедал, помогал советом, деньгами, руками. Так почему же, скажите, люди в целом и девушки в частности, вы считаете человека, не выносящего эмоции напоказ, холодным и бесчувственным?

Ведь открыться, показать себя нараспашку, до души раздеться некоторым людям ой как непросто, ведь был и печальный опыт, были и раны нанесённые теми, кто знал, куда и чем бить. Здесь пишут прекрасные, говорю искренне, люди, что не осталось тех, к кому можно потянуться, с кем поговорить, построить отношения. Остались, поверьте. Только очень хорошо хоронятся и открываются тем, кого знают двадцать лет, потому, что не боятся предательства или ещё чего поинтересней.

Посмотрите кругом — не живёт ли рядом такой «партизан»? Он может оказаться очень интересным, просто очень осторожным, а играть не себя ему тошно и обманывать он не считает возможным.

Спасибо за возможность выговориться и не расстраивайтесь, как я.

33997

Переход на ровном месте

Начался тут разговор о подземных пешеходных переходах.

Мол, всем удобно, одним бабулькам неудобно и они напролом ходят. Я раньше тоже считала что подземные и надземные переходы — это вершина переходной эволюции, ругала людей, которые бегают через дорогу, мечтала чтоб делали побольше таких переходов. А потом выросла.

Вот мамочка с коляской, для неё такой переход непреодолимое препятствие. То, что строители обозвали пандусом, имеет слишком большой угол наклона, спускать там коляску нереально.

То же самое я могу сказать про людей в инвалидных колясках. Даже с сопровождением инвалиду там не спуститься и не подняться. А иногда надо на другую сторону. Хотя с инвалидной коляской и по земле перейти трудно, был у меня опыт сопровождения, пока спустишь коляску с бордюра, уже светофор переключится, а тебе ещё перейти надо и затащить каталку на противоположный бордюр.

Не обязательно иметь колёсное средство передвижения, чтоб ненавидеть такие переходы, можно иметь проблемы с коленями. Тогда спуститься можно только через боль и слёзы.

Говорят, что по статистике больше всего пешеходов сбивают на наземных пешеходных переходах. Но это не означает, что нужно убрать все наземные переходы и сделать вместо них подземные или надземные. Это всего лишь означает, что большинство людей пользуются наземными переходами. Это то место, где чаще всего встречаются потоки пешеходов и машин.

Сделать их более безопасными можно усилиями обоих потоков: снижать скорость, быть внимательным, смотреть во все стороны, оценивать погодные условия и свои силы. И конечно, такие переходы должны быть хорошо организованны, хорошо освещены, ровными, без луж и сугробов.