bash.im ithappens.me zadolba.li

Образование

17284

Классика не убежит

А меня задолбала литература. Нет, не сама по себе, а то, как её преподают в школах. Такими темпами читающих людей у нас вообще не останется, так как в школах усердно прививают отвращение к чтению.

Я понимаю, что есть обязательная школьная программа. Но её нужно либо менять, либо разбавлять. Почему? Потому что 99% детей не читают, читают из-под палки родителей или берут краткие содержания. И какой смысл после этого в школьной программе?

Мне повезло: меня в детстве читать всё это никто не заставлял. Сейчас я читаю очень много и всю классику из школьной программы перечитала уже в подходящем для этого возрасте. Большинство же моих однокашников до сих пор воротит нос от книг.

Старшие классы — это переходный возраст. Гормоны бьют копытом по голове и мешают соображать. Почему не почитать то, что интересно, и написать об этом сочинение? Ведь если книга действительно понравилась, пускай она и не относится к классике, то сочинение будет написано самостоятельно, а не скачано из сети. Нет! Дети будут читать Достоевского, абсолютно не понимая, о чём написан «Идиот» и почему это так «скучно». А вместо понимания психологизма в «Преступлении и наказании» они будут ржать на тему «бабка и топор». Как можно Анну Каренину давать в таком возрасте — это отдельный вопрос. Без определённого жизненного опыта понять этого персонажа и её поступки очень сложно.

Вдалбливание ещё никому не помогло. На самом деле, на любой возраст и любую индивидуальность можно найти книгу. Может быть, в ней не будет глубокого смысла, но в кратком содержании он тоже отсутствует. Классика никуда не убежит, дайте детям до неё дорасти.

17266

Убеждённые громкостью

Девятилетний сын моей соседки потерял тетрадку по русскому языку. Откуда я об этом знаю? Я не общаюсь близко ни с соседкой, ни с её сыном. А всё очень просто: она орёт на него так, что я прекрасно всё это слышу через стену. Ну, а когда мальчик пару лет назад посеял мобильный телефон, об этом знал весь подъезд. Удивляюсь, как у них в комнате стёкла не осыпались.

Занимаюсь со второклассницей английским (я репетитор). Мать девочки, которая во время занятий обычно уходит в другую комнату, на этот раз присутствует. Ребёнок забыл перевод слова.

— Ну давай, вспоминай. Ты ведь это слово знаешь. Оно у нас на прошлом занятии было, в том упражнении про собачку, помнишь?

Девочка думает. Мать раздражённо рявкает:

— Аня, если ты не помнишь слово, то так и скажи! Сидишь тут сопли жуёшь!

По улице идёт женщина с дочкой лет четырёх. Дочка плачет — не знаю уж, что там произошло. Мать орёт:

— Ксюша, да заткнись ты уже! Прекрати выть! Не позорь меня, идиотка!

Вот Серёжа, ещё один мой ученик, восьмиклассник. У него оценка по русскому где-то в районе двойки с плюсом. Родители это объясняют тем, что парень ленится и не желает пошевелить мозгами, и чтобы если что — я говорила родителям, они-то знают, как на него воздействовать. Ну да, воздействовать — это скандалами и подзатыльниками. Нашла к парню подход, и за год двойка с плюсом превратилась в четвёрку с минусом. «А не такой уж русский язык и противный, особенно когда на тебя не орут», — резюмирует Серёжа.

А это снова Игорь, сын соседки. На этот раз он, кажется, не въезжает в синтаксис своего второго класса. «Да как ты можешь не понимать, где подлежащее, а где сказуемое? И в кого ты такой дебил?!» — слышится из-за стены.

А как вы можете не понимать, мамаши и папаши, что от ваших воплей лучше не будет никому? Тетрадка не найдётся, Аня не вспомнит слово, Ксюша не перестанет плакать, Серёжа не полюбит русский язык, а Игорь не начнёт отличать подлежащее от сказуемого. На вашу агрессию ребёнок может выдать только защитную реакцию. Или уйдёт в себя, или устроит истерику, или начнёт делать назло. А если и сделает то, что вы от него хотите, то исключительно из страха, а страх не может быть хорошей мотивацией. Никогда.

Некоторые родители оправдываются, что, мол, и не хотели бы, может, на ребёнка кричать, но по-другому не получается. А вы правда пытались? Сорваться на маленького человека проще всего, ведь он вам не ответит. Но вы ведь, кажется, результата хотели? А для того, чтобы получить результат, держите себя в руках. Объясняйте, договаривайтесь, идите на компромиссы. Сложно, да. А кто сказал, что воспитывать детей легко?

А пока я мечтаю о том, чтобы воспитанием детей занимались профессионалы, как в мире Полудня у Стругацких. Хочу жить среди спокойных, уравновешенных и ответственных людей, а не среди нервных бывших детей, задолбанных собственными родителями.

17260

Блюстители буквы

Меня задолбали борцы за чистоту русской речи. Не все, конечно; я сама не одобряю абсолютную безграмотность, неверное употребление слов и систематические ошибки, мешающие восприятию текста. Но есть два типа людей, которые неимоверно бесят.

Первый тип — это блюстители буквы, яростные борцы с повальной (по их мнению) безграмотностью. На деле же они готовы закидать вас какашками за любую опечатку. Ты пропустил букву? Нечаянно поставил вместо нужной буквы рядом стоящую или по запарке поменял буквы местами? «Гори в аду, нерусь безграмотная, жертва ЕГЭ, расстрелять вас всех, ненавижу!» Обязательно этот или схожий с этим текст появится в комментариях к посту с одной-единственной опечаткой.

Я, например, большую часть дня провожу вне дома, а и иногда печатаю с телефона даже лёжа на диване, ибо неохота идти к компу. Ну, бывает, промахнусь мимо буквы или автозамена «поможет». Но для этих людей я и мне подобные — позор нации.

Второй тип — диалектоненавистники. Это известные холиварщики, требующие ото всех, вне зависимости от региона проживания и социального статуса, речи диктора советского радио. Они кривятся от диалектизмов, профессионализмов, жаргонизмов и просторечия. По их мнению, все, кто не выражается сугубо литературным языком — чернь необразованная. Но знаете, как говорил когда-то один мой замечательный преподаватель, «80 про́центов до́центов гово́рят „по́ртфель с кармана́ми“».

Я, конечно, понимаю, что пост с десятью ошибками на двадцать простых слов без знаков препинания и с несколькими грамматическими ошибками явно говорит не в пользу грамотности и начитанности автора, но не возводите, пожалуйста, грамотность в некий абсолют.

17256

Лучше нас только «плющ»

Вот пришло и моё время плакать в жилетку этого сайта. Для начала представлюсь: студент некогда «лучшего вуза страны». Теперь уже бывший студент. Спросите, почему уже бывший? Нет, меня не отчислили (хотя пару раз хотели). Сам на той неделе забрал документы: не смог больше выносить это мракобесие, которое на протяжении трёх лет меня там окружало.

И задолбали меня за эти три года вовсе не самые, казалось бы, раздражающие вещи, такие, как отсутствие ремонта в старых корпусах (которых тут большинство), где сгнил паркет, обвалилась краска со стен, а парты (сделанные ещё военнопленными) заросли сантиметровым слоем грязи, нехватка оборудования (проекторы приходилось иной раз перед занятиями выскандаливать) или раздолбайство однокурсников, нет. Задолбало другое.

Первое — совершенно хамское отношение к студентам со стороны преподавательского состава. Если ты не юный гений, не лауреат премии «Ботаник Вселенной», выглядишь необычно или вообще не такой, как все, то к тебе будут относиться как к говну.

Так уж случилось, что я не семи пядей во лбу. Многие предметы мне приходилось зубрить, сдавать со второго-третьего раза, брать штурмом преподавателей, а порой и элементарно списывать (не мытьём, так катаньем). Тут согласен: стыдно должно быть мне. Ладно я, что уж тут, заслужил лучи говна в свой адрес, но сколько раз я наблюдал картину, когда преподы с презрением ставили человеку тройку, мучили его, заставляя пересдавать по нескольку раз (и это при вполне сносных ответах, когда другим за такое ставили четыре или даже пять), оскорбляли и стебали его только за то, что он не пришёл пару раз на занятия или в зачётке у него далеко не все пятёрки, тогда как пай-мальчикам и девочкам с первой парты за ужасные, бессвязные, а порой и глупые ответы ставили «отлично», практически не спрашивая ничего.

Второе (и наиболее меня раздражающее) — спесь и пафос тех же преподавателей при абсолютном отсутствии на то каких-либо оснований. С каждого угла на протяжении всех лет учёбы я слышал, что, дескать, наш университет — это лучший вуз страны. На каждой лекции у всех преподов скользили фразочки типа «вы сюда пришли учиться, это вам не ПТУ». Важничать, зазнаваться и кичиться своими публикациями в научных журналах и прочими регалиями, но при этом давать студентам устаревшие материалы и данные, навязывать свои точки зрения (а если не согласишься — расстрел и неуд!) — это здесь в порядке вещей.

Третье — на пару десятилетий устаревшая система обучения (в том числе и состаривание преподавателей — здесь в возрасте хорошо за 70 каждый третий ведущий специалист, а молодые — только на побегушках). Вот тут недавно писали, мол, в СССР была лучшая система образования. Проучился я три года по такой системе, спасибо, хватило.

Основная проблема неприменимости советской системы в наши дни — то, что она не учитывает интернет и современную информатизацию всего и вся. Раньше, чтобы сделать доклад или курсовую, необходимо было пойти в библиотеку, прочитать тонну литературы, сделать из неё выжимки, вручную подготовить иллюстративный материал. Теперь же это всё делается в два-три клика. Но только не здесь.

70% учебного времени отводится под ненужные поточные лекции, на которые можно не ходить — и так всё есть в интернете и в учебниках. Из-за этого страдают семинарские занятия — на практику остаётся всего ничего часов, из-за этого практические навыки практически (извините за тавтологию) не усваиваются. Очень много заданий по привычке нас заставляли делать от руки. Доходило до абсурда: писать огромные пояснительные записки в 15 страниц — только от руки. Ну, тут я сам славно поиздевался над одной нашей старушкой-преподшей: после второй пачки моих каракулей — а почерк у меня кошмар и ужас — она смилостивилась и разрешила мне приносить распечатки.

Третье, что и стало последней каплей лично для меня, — это огромное количество ненужных предметов. На первом курсе (который был для меня адом) у нас было просто до хренища предметов, которые так или иначе были затронуты в школьном курсе, и ничего нового из них я не узнал, но драгоценное время было потрачено.

Из-за такого количества всякой ерунды (типа философии или социологии — ну куда она мне, экологу, тем более что это чуть расширенный курс школьного обществознания) страдают профильные предметы. Очень много важных и фундаментальных (любимое здесь слово) наук и дисциплин проходилось «галопом по Европам» за полгода, максимум — год. Сами подумайте, сколько можно вынести за три-четыре месяца из одного семинара в неделю. А ведь это знания, которые потом будут весьма необходимы в работе.

И это я перечислил самое основное. Поверьте, проблем намного больше, и они все следуют из того, что я назвал выше, это лишь верхушка айсберга.

Вот из-за такого и катится наше образование по наклонной в пропасть. И если у всяких, пардон, говновузов хватает ума не кричать на всех углах о своей «лучшести» и «первости» во всём, а скромно выпускать никудышных специалистов, которые ни на что потом не претендуют, то у «лучшего вуза» из дверей выходят точно такие же никудышные специалисты, только при этом с ЧСВ, раздутым до размера главного здания на Воробьёвых горах. Так и хочется сказать: МГУ, приди в себя, ты задолбал, возьмись уже за ум или не кричи на каждом шагу о своей крутости, которой нет!

17231

Добро пожаловать в панцирь

Я врач, бывший студент, ныне — аспирант медицинского. Успела поработать и в государственной медицине, и в частной, от медсестры до, собственно, врачебной должности. И я скажу тебе, мой юный друг, когда ты станешь злым и чёрствым сухарём.

Это будет, когда уже сотый пациент в ответ на твою вежливость и доброжелательность скажет, что ты, наверное, диплом купил и даже в интернете не удосужился прочитать про его редкое и опасное заболевание (сезонная ОРВИ).

Когда в третьем часу ночи, на твоём дежурстве, после сорокаминутной консультации и назначенного лечения тебе скажут: «Странно здесь видеть молодого доктора… Ведь молодые люди должны к чему-то стремиться», — и ты даже не покажешь собранный к кандидатской материал.

Когда очередь жаждущих бабушек будет оттирать тебя от дверей твоего же кабинета с воплями: «Куда прёшь, мы занимали!»

Когда поймёшь, что последний раз про медицину по телевизору хорошо говорили, пожалуй, в девяностых — та самая Елена Малышева, пока «Здоровье» не заменили на убогую клоунаду «Жить здорово».

Когда получишь листок с расчётом зарплаты и увидишь, что месяц работы на полторы ставки с бессонными дежурствами и ответственностью за весь стационар не дотягивает до месяца спокойной работы эффективного менеджера. Нет, менеджер — тоже хороший человек, и его работа по-своему трудна… Да к чёрту! Офисный планктон не отвечает за сотню детей с их мамами и их заболеваниями.

Когда уже покрывшиеся коркой старшие коллеги отчитают тебя в коридоре поликлиники перед всеми пациентами, да хоть за немытую чашку в обеденной комнате, или когда они же скажут твоим пациентам: «Доктор молодой ещё, что с него возьмёшь…»

Когда собственная бабушка скажет, что ничего путного из тебя не вышло, потому что не можешь прямо сейчас вылечить её давление, а всё хочешь анализы брать да схемы расписывать. Вот Петровна-то дала таблеточку, и всё как рукой сняло, а вы, доктора, только бы пичкать дрянью да деньги наши тратить.

В общем, когда поймёшь, что в ответ на твои профессионализм и уважение всем наплевать.

Добро пожаловать в панцирь. У тебя есть от года до семи-восьми лет в практической медицине для этого. Но всё-таки постарайся растянуть этот промежуток подольше. Нам нужны понимающие, вежливые и сострадательные люди.

17219

Станция переливания боли

Я учусь на врача. Я знаю систему здравоохранения изнутри — как работают в государственной и как работают в частной больницах. Всё это здесь не раз обсуждалось. Я не могу понять одного.

Почти все мои однокурсники хотели идти в эту профессию. Им нравится этим заниматься, они оптимистично настроены, они хотят быть полезными и помогать людям.

У нас прекрасные преподаватели, большинство из которых — сами практикующие врачи. Они доступно объясняют даже самые сложные и запутанные вещи. Многие считают отдельных преподавателей идеалом врача. Не все из них уравновешенные, но все внимательные и скрупулёзные.

Из меня лепят настоящего врача. Меня заставляют учиться быть внимательной и думать наперёд. На меня орут благим матом на зачёте за то, что я неправильно решаю задачу по переливанию крови, потому что я могла бы убить пациента, если бы решала её для живого человека. И дают сверху ещё десяток задач, чтобы в голову втемяшились раз и навсегда правила переливания крови.

Мы с радостью идём курировать пациентов в больницах, потому что это действительно интересно: мы приобретаем опыт, мы учимся разговаривать с больными, терпеливо выслушивать их и выпрашивать мельчайшие подробности их жизни, важные для постановки диагноза, учимся толерантно вести себя и стираем границы в головах между разными классами и национальностями людей.

Нас учат заслуживать доверие пациента. Учат выглядеть и разговаривать, как представитель уважаемой и важной профессии. Учат гордо нести звание врача.

Но когда я сама прихожу в больницу, то не вижу результата этого обучения. Врачи позволяют себе хамить, как бабки перед подъездом, допускают халатность, невнимательность и неорганизованность в своей работе, решают не утруждать себя осмотром пациента и ставят неправильный диагноз лишь по одним жалобам, а когда попадается кто-то, кто хоть немного разбирается в своём теле и просит их выписать направление не на один анализ, а сразу на несколько, чтобы не скакать по тридцать три раза, когда в первом ничего не найдут, то вопят, что раз такие умные, то сами дома и лечились бы.

Есть хорошие врачи, есть, я их лично знаю, их много. Но с остальными… Я не могу понять, где тот промежуток времени, в который вчерашние выпускники решают забыть всё, чему их учили в университете. Я не могу понять, куда девается желание помочь страждущему. И я боюсь, что такое может случиться и со мной.

17216

Учитесь учиться

Уж очень сильно люди хают высшее образование, которое царит сейчас. Вы не задумывались, что дело в вас? Не в системе, не в этих старых преподавателях, а именно в вас.

Я бакалавр. Окончил направление «Информационные системы». С самых первых дней нам сказали: «Мы вам дадим 30% того, что вы должны знать, остальное изучайте сами». И мы учили. Учёба — это не сдать сессию. Учиться надо не два месяца в год, а постоянно. В нашей группе было семь человек, из университета мы уходили часов в шесть вечера, так как ещё оставались после пар, разбирали задачи, объясняли друг другу непонятный материал.

На втором курсе меня и одногруппника свободно отправляли на всевозможные олимпиады в сфере IT. К третьему курсу, чтобы мы дальше продуктивно учились, выделили нам кабинет, организовали ставки на кафедре и устроили нас лаборантами. К стипендии стали доплачивать, а из обязанностей была лишь одна: учитесь.

И учились. Находили материалы, изучали новые технологии, писали курсовые на нетривиальные темы. Четыре года учились в режиме нон-стоп с перерывами на сон и обед. В итоге из семи человек у пяти красный диплом, выбитый знаниями и старанием.

После начались проблемы с работой, так как в нашем регионе IT-специалисты не особо нужны, но работа нашлась. Да, в необычной сфере, но работа по душе и в околоайтишной области. И опять процесс обучения, где за три месяца в меня влили море информации, которое удалось систематизировать и запомнить.

Потом пришлось уволиться, так как пришёл «билет счастья» из военкомата. Вакансию продержали открытой год. И из армии я вернулся на прежнее место работы, где до сих пор с удовольствием работаю и продолжаю учиться.

А задолбали меня нытики, которые ничего не хотят делать, сокрушаясь на свою судьбу. Не хочешь получать образование — тебе его насильно никто не впихнёт. Дадут те 30% — и радуйся, а остальное кто будет набирать?

Нет работы, не берут… Просто не ищем. И собеседования длиной в шесть часов пугают. Не всем суждено стать планктоном. Так что выходим из своей зоны комфорта и начинаем себя прокачивать, а не ныть.

17198

В трясине интересного

Мне всегда нравились динозавры. Настолько нравились, что я даже мечтала стать палеонтологом и искренне хотела пойти на посвящённый этой сфере кружок при тематическом музее, который вёл профессионал своего дела. Не вышло, потому что мама сказала: «Нет. Тебе это слишком нравится, тебя это затянет». Мне тогда было лет девять, поэтому сделать я, увы, ничего не смогла.

У меня получилось не стать быдлом, хотя все мои увлечения (фехтование, театр, ролевизм, творчество, конный спорт) встречали у моих родителей такую же реакцию, как и тогда: «Бросай это, тебя это затянет». Но мне становится страшно при мысли о том, сколько детей превратились в безликие овощи только потому, что аргументом родителей было: «Нет, тебе это нельзя. Тебе это слишком нравится».

Может быть, на этом сайте мне смогут объяснить логику таких родителей? Ну, а от себя добавлю только одно: задолбали!

17190

Трояк по педагогике

Здравствуйте. Разрешите представиться: ученица 10 класса обычной общеобразовательной школы. Отличница, иду на золотую медаль, езжу на областные олимпиады и кое-где даже вхожу в число призёров. А задолбали меня мои родные-любимые учителя, которые меня сделали такой умной. Нет, я люблю своих учителей, правда. Но попадаются среди них экземпляры. Взять хоть биологичку.

Да, Елена Александровна, я осознаю, что биология — это важный предмет. Но мне он не особо нужен, да и вчера у меня было довольно много работы по другим, более важным для меня предметам, а потому я не успела доделать домашнюю таблицу. И заметьте, я её делала, но правда не успела. Конечно, я понимаю, что домашнее надо делать вовремя и что я заслужила эту двойку. Я была бы с вами согласна, но… Скажите, а вы проверили тот тест, который мы писали на позапрошлом уроке? Как нет? Неделя ведь прошла! Ах, у вас много работы и вы не успели… Что-то мне это напоминает. А почему я не могу не успеть, а вы можете? А, ну да, вы же учитель, у вас в разы больше работы, чем у меня. Вы со второй биологичкой одни на столько классов, просто жить не успеваете. Почему-то мне кажется, что вы преувеличиваете и за неделю на тесты можно было найти время.

Не спешите кричать: «Хамка! У учителей действительно много работы, они не успевают! Да ты хоть знаешь, как они устают?!» Поверьте, знаю. Я дочь учительницы математики. Мама действительно много работает, но не намного больше меня. В школу мы уходим вместе, приходим тоже почти одновременно. У неё — уроки и репетиторство, у меня — факультативы. После школы у меня — домашнее, у неё — проверка тетрадей и подготовка к урокам. Объём работы примерно одинаков. А ещё в обязанности моей мамы входит составление расписания и его изменения на каждый день. И я точно знаю, сколько у вас уроков, Елена Александровна, и их гораздо меньше, чем у моей матери, а она, заметьте, всё успевает. И ещё я знаю, что на неделе у вас два дня вообще ни одного урока (без субботы и воскресенья). Все самостоятельные по биологии представляют собой тесты, других работ вы не даёте, а тесты не так долго проверяются. Так что не надо мне долго рассказывать, какая я лентяйка, а потом на вопрос о тестах кричать о диком количестве работы.

Дорогие учителя, пожалуйста, не требуйте от детей того, чего сами не выполняете. Этим вы неимоверно, до слёз надоели.

17187

Час повиновения

Забирала сегодня пятилетнюю племянницу из детского сада. На мой вопрос о том, как прошёл день, племянница вдруг спросила, почему её так не любят воспитатели. Я, немало удивлённая, осторожно уточнила, в чём именно проявляется нелюбовь. Внятного ответа от ребёнка я добиться не смогла; пришлось обратиться за объяснениями к сестре, матери племянницы. Я не знаю, что в голове у воспитателей этого садика, но там явно не мозг. Причина нелюбви звучит так: «Мы не знаем, как с ней справляться».

Нет, моя племянница не хулиганка, не драчунья и не грубиянка. Она тихий воспитанный ребёнок с одним-единственным недостатком (по мнению воспитателей): она не спит днём. Во время тихого часа племяшка спокойно лежит в кровати, никому не мешает, не шумит, не будит других детей. Но тамошнюю воспитательницу вид неспящего ребёнка жутко раздражает, а потому детей, имеющих наглость бодрствовать, наказывают, не позволяя им играть после тихого часа с другими детьми. Этакая беспроигрышная схема: или спи, или слёзно вымаливай прощения у воспитателей (за что — непонятно). И тут у племянницы начинаются проблемы.

Дело в том, что для неё запрет играть — это не наказание. Нельзя к другим детям? Не страшно, она возьмёт «Заниматику» (книгу с кучей интересных задачек, загадок и головоломок), специально взятую из дома, и будет читать — и через 15 минут вокруг неё соберётся стайка ребят, желающих тоже порешать прикольные задания. Воспитатели в ярости. Пробовали отбирать книжку. Ребёнок начинал рисовать, что-то вырезать из бумаги. Ставили в угол. Племяшка спокойно простояла там до прихода матери и прямо в раздевалке ей это сообщила. После серьёзного разговора сестры с воспитателем племянницу в угол не ставили. Короче, девочка не кричит, не плачет, не вымаливает прощения — она находит чем заняться. Она не чувствует себя виноватой, а потому извиняться не станет. После фразы: «Я не могу заставить себя просто отключиться, я же не робот», сказанной во время тихого часа, ребёнка просто возненавидели. Её никогда не похвалят за рисунок или поделку, не помогут заправить постель, зато с радостью отругают за малейший проступок. Причём ребёнок искренне не понимает причину такого отношения.

Люди, называющие себя педагогами и ненавидящие детей, как же вы задолбали! Почему я должна объяснять пятилетней девочке, что она не сделала ничего дурного, просто воспитатели у неё — идиоты, что спать днём она не обязана, достаточно просто тихо лежать, что книжка — это не плохо, а очень и очень хорошо, что она нормальная, в конце-то концов!

Когда же вы поймёте, что дети — это не роботы?