bash.im ithappens.me zadolba.li

Коллеги

36865

За чей счёт право любви к себе?

Даже если человек весит 200 кг — это не ваше дело. Он сам разберётся со своим телом? Ой ли. Может сам-то он и разбёрется, но, цитируя одно кино, какой ценой?

А ценой всего и всех окружающих. Вы, автор, пробовали разойтись хотя бы со 120-килограмовым человеком — не двухметровым атлетом, а позитивным «пухляшем» среднего роста с весом не в мышцах, в проходе общественного транспорта? Вы пробовали сесть с ним или с ней на соседнее сидение, может к вам подсаживались 7−9 пудиков любви, прощения и юмора в 35-градусную жару, вдавливая вас в стенку и наполовину прикрывая складочкой мудрости своего тела? Проводили 7 часов в самолёте у окна, когда над вами нависает фунтов 300 права не ненавидеть своё тело?

Вы видели, как врач с медсестрой при вызове на подозрение инфаркта смотрят на носилки и на полтора центнера бодипозитива? У вас в организации находился весьма полный сотрудник, которому потребовалось специальное кресло, потому что обычное под ним сломалось? Ваш весь из себя бодипозитивный сотрудник устраивал скандал из-за переезда отдела на второй этаж здания, потому что ему тяжело и вредно для коленей подниматься по лестнице лишний раз в день с жалобами в несколько инстанций и заявлениями о том, что отдел специально перемещают, чтобы выжить его с работы? Ещё перечислять?

Конечно, я в курсе, что не все люди полнеют по своей воле. И далеко не все полные люди действительно причиняют неудобства окружению. Однако все они отличаются от среднегабаритного человека размерами и массой в бо́льшую строну. И их часто не волнует, как с этим разберутся остальные. Занять большой попой два места в маршрутке? Легко! Перекрыть выход? Запросто? Влезать в автобус, поезд или такси в пять раз дольше? Обязательно! Раздробить мизинец, наступив на ногу? Тоже можно! Вести себя, как «среднестатистический человек в вакууме» в местах, для этого не предназначенных ни размерами, ни прочностью? Ну, а шо делать!

Отдельный привет всей часто упоминаемой «системе», которую нужно улучшать. Вместе с создателями маршруток, поездов, самолётов, планировщиками торговых залов, дизайнерами мебели для общественных мест и всем-всем-всем. Люди всё чаще бывают размерами больше средних, это уже просто необходимо учитывать, становится тесно!

А бодипозитивщикам, радеющим за полноту, стоит начать бороться не за право быть большими, а за изменения, которые помогут не мешать пока ещё среднестатистическим людям. Защитникам бодипозитивщиков по весу стоит заняться поднятием весового и габаритного «среднего» показателя общества, чтобы это учитывали вообще все. Или понижайте свой средний вес до текущего «среднего».

Только вот не надо утверждать, что все люди с большим весом никому вообще не мешают ни по своему желанию, ни без него. Задалбывайте тех кто «строит» всё для людей с меньшим весом, а не самих людей. Это ж вам надо, а не им, не?

36860

На барханах цветов не вырастишь

Знакомьтесь: это Маша. У Маши дети дошкольного возраста. А у детей — детский садик и секции, на которые их нужно водить каждый день. А ещё они стабильно болеют раз в два месяца. И ей приходится постоянно отпрашиваться с работы, но у неё нет другого выхода. Она сильно устает с двумя маленькими детьми. И её можно понять.

Вот Петя, муж Маши. Он — основной добытчик в семье потому, что Маша, имея маленьких детей и всесторонне их развивая, не может позволить себе работу с нормальной зарплатой. Зарплата Пети тоже не поражает воображение, но за эту зарплату он вынужден держаться зубами потому, что не будет её, и семье придётся выживать в буквальном смысле. Он устал от постоянных переработок и подработок, невозможности нормально отдохнуть в тишине по выходным. И его можно понять.

Это — ипотечная двухкомнатная квартира Пети и Маши, взятая под 12% годовых по льготной программе. Первый взнос был оплачен из маткапитала как и у многих других молодых семей, о чём государство постоянно напоминает, вещая из телевизора о социальных программах. Впрочем, выплачивать ипотеку им придётся ещё лет десять. Но рыночная экономика, прибыль банка, выгода застройщика… Это понятно.

Это — Иван Иванович. Начальник Маши. И он, конечно, всё понимает, но устал от её постоянных больничных и того, что работа не всегда выполняется качественно и в срок. Ведь обязанности на время Машиных больничных приходится раскидывать между другими сотрудниками.

Вот Фрося — коллега Маши. Она терпеть не может маленьких детей, ведь в детстве родители скидывали на неё младшеньких. Теперь Фрося — чайлдфри. Она косится на Машу и шипит: «Понарожала тут, а мне за неё работу делай». И Фросю в этом тоже можно понять.

Это — Гена. Гена ушел к Фросе от первой жены потому, что в декрете та стала неухоженной, злой и уставшей. А ещё в той семье был постоянно орущий младенец, который действовал Гене на нервы. Он вдруг понял, что не годится на роль отца, и закрутил роман с идейной чайлдфри. Она всегда ухожена, весела, беззаботна… Фея в общем. Единственная проблема — бывшая жена всё норовит сбросить ему на выходные подросшего бывшего сына, и тянет алименты, на которые наверняка ни в чём себе не отказывает. На самом деле его бывшей тяжело поднимать ребёнка одной, но Гене неприятно это признавать.

Вот Дуся. Дуся — соседка Маши и Пети. У неё тоже психологическая травма. Отец в детстве порол её за каждую провинность, и теперь ей кажется, что когда ребёнок плачет или кричит, то его непременно убивают в это время родители. Она не имеет своих детей, но лучше всех знает, что можно воспитывать ребёнка без крика и наказаний. И потому косится на Машу, втайне мечтая сдать её в опеку, ведь машины дети периодически шумят, дерутся и орут.

Вот маркетологи. Маркетологи прекрасно знают слабые стороны потребителей. Под соусом «всё лучшее — детям» они впаривают втридорога детские товары. В самом деле, если человеку всё время повторять это клише как мантру, он не осмелится задаться вопросом, почему это детская куртка стоит тех же денег, что и взрослая.

Вот сердобольная общественность в белых пальто. Она обожает жалеть несчастных детей, которых уродует родительский произвол. Правда, делается это ради собственного ЧСВ, а не ради детей. Именно общественность задаёт моду на десять кружков с трёхлетнего возраста. Именно белопальтовые мимокрокодилы считают, что абсолютное большинство детей в возрасте от семи лет тут же убьётся насмерть, если останется дома без присмотра, но при этом достаточно умно, чтобы знать английский, китайский и робототехнику. Именно белопальтовые защитники детства готовы порвать всё и вся за слезинку ребёнка, но страшно возмущаются потом невоспитанной молодёжью. Именно они поддерживают странные инициативы законодателей типа «лучше отдать ребёнка в детдом, чем позволить родителям его наказывать».

А вот законодатели. Они добили систему образования, воспитывая потребителей. Они запрещают оставлять ребёнка дома одного едва ли не до совершеннолетия, и говорят нам, что к бабушкам внуков отправлять можно только по доверенности. Кажется, у большинства из них тоже было тяжёлое детство, наложившее отпечаток на психику и способность рационально мыслить.

Вроде бы всем всё понятно, правда? В таких условиях вряд ли вытянешь больше двух детей при всём желании. Так почему же периодически слышны словоблудия на тему: «Почему мы вымираем?». Особенно недоумевают государственные мужи: и чего народишко не плодится? И вот эта «незамутнённая наивность» люто задолбала. Дети — цветы жизни, но если их взращивание вытягивает из родителей все соки, то демографического бума мы не дождёмся. На барханах цветы не растут.

36828

Никогда не пытайтесь переписать свой ценник

Миллениалы, а вы знаете сколько «ваших коллег, которые всегда найдут работу» отсеиваются ещё на этапе собеседования?

У нас правда не ИТ, а производство. Работают серьёзные мужики по 20−30 лет, в прямом и переносном смысле «заколачивают» деньги. Молотком, топором, зубилом и другими инструментами. Не считая многочисленных станков.

Приходит вьюнош после технического ВУЗа без опыта работы, дай Бог пару месяцев практики. И требует, нет, не просит, не нанимается, а именно требует поставить его начальником участка. Потому что он имеет высшее техническое образование, а они «простые работяги с ПТУ».

На секундочку, вот эта вот сегрегация присутствует в крови у миллениалов. Да, они мало помнят 90-е годы, но считают что им все должны лишь по факту того, что они что-то имеют. Причём, как правило, не сами, а где-то родители помогли, где-то просто случайность. Но зарабатывать потом и кровью деньги, да и свой авторитет, они не умеют.

Последний похожий случай — приходит девушка после ВУЗа с последним Айфоном, демонстративно выложила его на стол, сверкнула золотыми кольцами и спросила: «Ну и что вы мне можете предложить?» Начальник в ответ на этот вопрос просто заорал: «Мести двор, для начала!»

Как обиделась девочка, губки надула, изрыгнула из них порцию девятиэтажного мата и удалилась, попутно пообещав проблем мне, начальнику, директору и всем их жёнам, любовницам вместе взятым. Вы, правда, считаете такое поведение нормальным?

Нет, есть и нормальные люди, но их мало, и их действительно берут, хантят. Они передаются по устам. Но вот, увы, с каждым днём таких всё меньше и меньше. И да, им создают все условия, потому что если они уйдут, работать точно будет некому. Совсем.

И это задолбало.

36812

Правда, далёкая от жизни

Ну, начну я свою задолбашку классически уже: сейчас в ВУЗах учатся совсем не миллениалы, а вполне уже зумеры. Они ещё круче миллениалов, судя по всему, но речь не про это пойдёт.

А вот миллениалы — родившиеся примерно с 1981 по 1996 год — уже давно на рабочих местах. В том числе я в мои 30 лет. И как же за последние лет 10 мне надоели рассказы про то, что на работе, мол, никто не будет с нами цацкаться!

Я понимаю, что я работаю в IT и нахожусь в умеренно привилегированном положении. Но мои друзья и подруги, достигшие хоть каких-то успехов в карьере, а таковы практически все мои друзья — подобное тянется к подобному, рассказывают примерно одно и то же.

Реальная жизнь вовсе не суровей студенческих лет. Возможно, годик-два после ВУЗа ещё придется сжимать зубы и терпеть, но потом мы становимся востребованными специалистами с опытом. Нас хантят, нас удерживают на работе, нам предоставляют хорошие условия работы. Мы не боимся потерять работу, так как знаем, что нас наймут, и потому мы не боимся требовать хорошего к себе отношения.

Да, конечно, молодые специалисты нас подпирают снизу, но если продолжать работать и учиться — они всегда будут немного от нас отставать просто в силу опыта. И конечно, пахать придётся — и не от звонка до звонка, а по необходимости. На кого в моем окружении ни посмотрю — второе высшее, курсы, лекции, вебинары, книги по специальности, рабочие конференции… И всё это, конечно, параллельно с работой и личной жизнью.

Но знаете, как-то так оказалось, что психологическое давление и вот это всё — вообще не необходимость для хорошей работы. Может быть, дело в остатках советского менталитета у поколения выше, может, в травме от растерянных и вечно неопределённых 90-х, может, просто под давлением общества и финансов они выбирали не то, что любят — я не знаю. Но я знаю, что именно миллениалы и те зумеры, которые уже вышли на рынок труда, любят свою работу, любят работать на работе, а не отсиживать штаны, любят пахать.

И с кем ни общаешься — «тут такая интересная задача была на работе», «я тут освоил интересный инструмент», «погоди, мне осталось полчаса задачу добить» — и всё это не в ущерб друзьям и семье.

Начальство это знает. И потому отношения с ним очень равноценные — ты мне услугу, я тебе услугу. Переработка? Ну ОК, доплатим или дадим отдохнуть. Давно не был в отпуске? Не дело, иди отдыхать. Проблемы в семье? Вот тебе отгулы и говори, чем ещё помочь. По сравнению с ВУЗом, где говорили, что если ты спишь больше четырёх часов в сутки на регулярной основе, то ты плохо учишься — условия райские.

Добавим сюда финансовые возможности, которых не было в юности: оплатить крутого врача, нанять клининг, заказать продукты на день, нанять няню или сиделку — и получаем в общем-то счастливую жизнь, дающую возможность не то, что сохранить свою психику, а и починить травмы из прошлого, включая ту самую студенческую жизнь.

Я при всём этом понимаю, что круг моего общения — вообще не репрезентативная выборка. Что есть богатые люди, где может быть совсем другая динамика. Что есть люди с менее квалифицированными и менее оплачиваемыми работами. Что жители крупных городов зачастую намного более привилегированные по сравнению с теми, кто живёт в маленьких или тем более в совсем глухих местах.

Но про «никто с вами не будет цацкаться» говорили мне и моим друзьям очень много раз. А это оказалось полным враньём.

36805

Дайте людям нормальную зарплату, и...и ничего не изменится

Извините, человек, привыкший работать кое-как, не научится делать шик-блеск-красота, если ему начать платить.

Вот учителя. Москва. Зарплата выше сотни тысяч. Вы, правда, думаете, что они непрерывно методически просвещаются, чутки эмоционально и ценят свою работу?

Докладываю из опыта взаимодействия с ними: никак нет. Как привыкли в «святые 90-е», а то и раньше, ныть на тему бедных-несчастных Матросовых грудью на амбразуру, так и ноют. Не увольняются, не работают как следует и ноют. Вот смысл им хорошо платить?

А вот сдельная система оплаты. Ну, давайте начнём с того, что далеко не любой объём продукции завод может реализовать. И закончим тем, что вот эти прекрасные работники, наколотившие продукции на зарплату в 200 штук, не страдают обязательностью. Трое из пяти сотрудников подразделения, резко возжелавших недельку отпуска? Почему же нет. А «сделка» же. За три недели минимум на оклад в МРОТ выдаст даже однорукий. Поэтому формально взять неделю за свой счёт им ничего не мешает. Кроме одного.

Производство должно работать по плану. А не тут аврал, там простой.

Но им фиолетово. У них фиеста.

И отпуск это ещё хороший вариант. Недельный запой с внезапным невыходом на работу? Тоже было.

Как же, мы ж заработали аж 150−200 тысяч! Как же не отметить-тА?!

А вот ещё случай. Правда, уже давненько был, свыше 15 лет тому. В городе и работает, и платит ровно один завод. Из некогда пяти градообразующих. Единственное требование хозяев — трезвость. Когда в трубочку дуют не просто, а под камеру и в присутствии представителя хозяев. Кое-как набрали народу на работу в одну смену. Со всего города кое-как набрали. Не скажу, что платили прям золото. Но платили. В городе, где остальные предприятия вообще лежат на боку и не платят.

Поближе во времени. Десять лет назад. Государственный научный центр. Типа секретный. На деле — хочешь работай, будут премии. Хочешь — пинай и околачивай, оклад всё равно будет. Я второе высшее дистанционно получал. В соседнем кабинете парень две дополнительные работы тянул. Выгоднее, чем у нас с премиями. Опять, единственное непреложное требование — трезвость. Без трубочки. Но и без признаков опьянения чтоб был, скажем так. Громко вылетел заведующий отделом, доктор наук. С премиями получал тысяч 150. Это по временам, когда доллар был тридцать.

Современные дни. Вожу ребёнка в хороший логопедический центр. Один из лучших в городе. Хозяйка категорически не берёт тех, кто имеет свыше трёх лет стажа работы в госсистеме. Потому что переучиться на то, что надо впахивать, получая при этом раза в 2−3 больше, бывшие логопеды садиков и школ не могут. Ой, сказала одна при мне, тут же сложные дети! Да, блин, сложные. Аутисты, как мой. Но зарплата же вкусная! Напрягись. Нет.

И ведь, что характерно, это не история про необходимость героически перерабатывать и буквально жить на рабочем месте. Просто тебе платят больше за более качественный труд. С теми же временными рамками.

Ровно то, о чём вы поёте.

Вопрос не в жадюгах-бизнесменах. Вопрос в том, что большинство людей в принципе не способны к долгосрочному планированию. Потому и ведут себя безответственно. И хорошая зарплата это только оттеняет. Но не корректирует. Увы.

36801

Коекакеры

Люто, бешено, до кровавого тумана в глазах задолбал непрофессионализм!

Люди, вам самим-то не стыдно делать все кое-как, лишь бы отвязались?!

Приспичило мне как-то раз продать квартиру. Знаете, что такое хороший риелтор? Это тот, которого при продаже недвижимости видишь четыре раза в жизни — при заключении договора с агентством, при фотографировании квартиры, при получении задатка и при собственно оформлении сделки.

А мне попался натуральный дундук. То неправильно составили документы. То не так написали паспортные данные покупателя. То ещё какая-то шняга. Причем, парень явно начитался и насмотрелся каких-то бездарных инфо-цыган и пытался все эти знания применять на практике.

— Апокалипсия Армагеддоновна, вы не могли бы подъехать в офис?

— Зачем?

— Вам просто нужно поставить подпись.

— Шо, опять?!

— Там небольшая ошибочка, но вы не волнуйтесь, вам просто нужно заново подписать договор купли-продажи.

А теперь следим за руками. Агентство работает до семи вечера. Я работаю до восьми. Чтобы приехать и подписать уже третий вариант договора, мне нужно отпрашиваться. Коллеги уже косо смотрят. Но квартиру продать надо, так что я вздыхаю и говорю:

— Ладно, через час буду.

— Супер!

Своим оптимизмом он задолбал меня так, что очень хотелось вмазать по этому вечно улыбающемуся личику.

Хотела послать и найти другого, но сделка уже идёт, задаток мне отдали, а документы уже на регистрации. Пути назад нет.

Феерия случилась, когда этот дятел начал мне звонить, чтобы я опять приехала и что-то переподписала. Цимес в том, что я тогда была в командировке. Ну тут уж я не стесняясь выложила всё, что думаю о работе этого прекрасного специалиста.

А после того, как сделка была совершена, написала на всех возможных сайтах и в соцсетях, к кому точно НЕ надо обращаться, если нужна помощь с операциями по недвижимости.

Конечно, этот идиот потом звонил мне и требовал, чтобы я удалила отзывы. Извини, мальчик, но нет. Ты профнепригоден, иди мой полы. Хотя, боюсь, что ты и тут не справишься.

Опять квартирные дела. Ремонт. Нужно установить розетку и душ в ванной. Что я вижу? Розетка чуть ни не под душем, вода может попасть в любой момент. В самом смесителе перепутаны холодная и горячая вода. И блин, ведь не джамшутов наняла! Солидная же фирма, которая много лет занимается ремонтами квартир! Переделали, конечно, но это время и мои нервы. Ну что ж… Снова пишем отзыв об этой конторе.

На работе тоже всё не слава богу. Чтобы максимально абстрагироваться — отрасль достаточно узкая и специфическая, фигуранты могут узнать себя, предположим, что наш надзорный орган постановил создать в нашем городе сепулькарий, задача которого — обеспечить наш регион пепяками, крабе, жирчиками и поносными лучеметами. Чтобы упростить процесс, сепулькарий будет создан как филиал московского. Казалось бы, обычное дело, если бы не несколько «НО»:

1) Московский сепулькарий только собирается начать подготовку к аккредитации выпуска данных необходимых предметов. Когда это случится — одному Господу ведомо.

2) Московский сепулькарий не выпускает пепяки. Вообще. А в нашем округе они крайне нужны, собственно, по большей части ради них всё и затевалось.

3) Московские коллеги будут два раза в год приезжать и контролировать выпуск. А всё остальное время обеспечивать его должны мы, люди, которые заняты на основной работе и понятия не имеем, как это делается. А вопрос обучения и оплаты дополнительного объёма работы, конечно, вообще никто не обсуждал.

Мы с коллегами поняли, что нас тянут в какой-то нездоровый блудняк, и пошли с этим к главному, на что он почесал репу и сказал, что пока не готов ответить на наши вопросы. Уже две недели прошло, но мы знаем, что ответа не будет — он просто об этом даже не подумал, а схватился за самое дешёвое и простое предложение.

Твою ж медь… Ты обязан был выяснить детали, прежде чем вообще что-то делать! В итоге опять откатились туда, с чего и начали, и сдвинется ли дело с мёртвой точки — фиг его знает.

А бьюти-процедуры?

Так уж вышло, что я до своих 28 годков не заморачивалась маникюром вообще. А тут захотела сделать ногти. Только найдя действительно хорошего мастера, я поняла, какую шляпу мне делали до этого. То ноготь пропилят до кожи, то воспаление начнётся, то неровно покроют гелем. Зато у всех этих фифочек все стены в дипломах и сертификатах. Возможно, они их сами себе и напечатали.

Решила поесть суши. Выбрала заведение со средним чеком в 2500р, то есть, это не привокзальная рыгаловка. Набор из восьми роллов в меню радовал толстым слоем красной рыбы, но реальность, как всегда, оказалось немножко иной, нежели ожидания — принесли нечто малосъедобное, на котором лежал полупрозрачный кусочек рыбы, которую явно замораживали и размораживали, причём, не один раз. Цена этого счастья — почти 1200 рублей. Есть я это, разумеется, не стала.

Продолжать можно бесконечно, но я думаю, что мысль моя понятна. Халтура везде, начиная от дворников и заканчивая министрами. Цель у них одна — кое-как что-то сделать, получить денег, а дальше хоть трава не расти.

На это мне любят возражать, что я сама должна досконально разобраться в этом вопросе, чтобы контролировать процесс, а лучше вообще делать всё самой. Так вот, я задолбалась.

Я задолбалась строчить гневные отзывы о том, что очередная услуга была оказана мне крайне некачественно. Я не хочу и не должна быть специалистом по всему на свете — я ради этого готова платить деньги, причем немалые по местным меркам, выше среднего ценового сегмента. Так что не в деньгах дело, дело в подходе. Например, у моей нынешней маникюрши ценник был самый низкий, и за 1500 мне сделали маникюр в разы лучше, чем за 6500.

Почему я стараюсь делать всё максимально качественно? Да, я не идеальна, но на мою работу пока никто не жаловался. И при этом мне постоянно приходится зорко следить, чтобы меня не обманули такие вот халтурщики.

Последней каплей стало прохождение медкомиссии. Новая терапевт вписала в мою карту диагноз «Ревматизм».

— Но у меня нет ревматизма! — удивилась я.

— Вы по зодиаку — Близнецы, значит, у вас предрасположенность к этому заболеванию! — отрезала врачиха и вручила офигевшей мне карточку.

Вот так и живем. Без пепяк, зато с ревматизмом.

36782

Плавали, знаем

Да, конечно, прям стоим с ружьём и угрозами заставляем работать в серую.

Уже писал здесь. И не один раз.

Нам, работодателям, пофиг. Белая зарплата, как правило, элементарно меньше. Ровно на величину налогов. Рыночная цена работника на некую должность учитывает полные расходы, с налогами. Внезапно-то как. А фирм, платящих выше рынка, мало. И требуют они очень даже.

Но и это не всё. Многим работать по-белому самим не выгодно.

Работник 1. Женщина. Получает какую-то региональную выплату как малоимущая мать-одиночка. Прямо требует платить ей МРОТ. Да, ей так выгоднее.

Работник 2. До развода любил побаловать свою жену новыми телефонами, шмотками и прочей дребеденью. Работал, к слову, тогда не у нас. Набрал займов. Куча исполнительных листов на взыскание. Тоже не смейте ему больше МРОТа платить!

Работник 3. В 50 с копейками вышел на «северную» пенсию. Доплату к которой получает, только если не работает.

Ну и ваши аргументы. Про пенсию и жуликов.

Моя мама в советские времена получала порядка 500 рублей. Это было четыре средних зарплаты по стране. Инженер со степенью, завотделом в «почтовом ящике». Потом работала Генеральным директором филиала американской компании. Далее, и по сию пору, профессором в ВУЗе. Всё официально. С выплатой всех налогов.

Пенсия у неё между двадцатью и тридцатью тысячами.

Ради интереса посчитал её зарплатные налоги, уплаченные с 2000 года. Не вообще. А лишь за последние 20 лет.

Однокомнатная в Москве.

Которая сдавалась бы за те же 30 тысяч. Только ещё и осталась бы как наследство внукам. В отличие от честно уплаченных налогов.

Мне 40. Я честно плачу налог как ИП. И ни на какую такую пенсию через 25 лет не рассчитываю.

То накопительную часть «заморозили», а по факту, изъяли. То предлагают ввести некие баллы и коэффициенты. И такая круговерть уже почти 30 лет.

Госучреждения, оды которым тут принято петь, имеют малюсенький недостаток. Если в коммерции премия зависит от KPI, прописанных более или менее чётко, то у госструктур — от симпатии начальника к тебе. От того, как у этого начальника левая пятка почесалась.

Спасибо, проходили. И не один раз.

Вы уверены, что именно предприниматели — жулики, а?

36771

Вам денежки или спать?

Разрешите представиться — начальник технического бюро, который не может найти сотрудников на зарплату в 150−200 тысяч рублей в месяц.

Если кратко — то мы выполняем Госзаказ. В наше бюро входят функции проектирования, а затем непосредственное участие в организации и контроле за выполнением того самого госзаказа. Не оборонка, не секретка, но достаточно близко к этому.

Проблема в том, что за такую сумму придётся попотеть — Госзаказ никогда не ждёт, а сроки почти всегда — «ещё вчера». В итоге десяток инженеров работает с 7 утра до 9 вечера, и я вместе с ними тоже. Это практически постоянные выезды на объекты, а самое главное — скорость реакции, так как заказчик, который платит деньги, ждать не будет.

И вот осмотрев уже около сотни кандидатов, я делаю неутешительный вывод — все хотят работать с 9 до 18 часов и не особо напрягаться. Золотые кандидаты с двумя-тремя высшими и огромным опытом бегут, как только слышат «переработка», а молодые говорят, что их не устраивает работа без заранее утверждённого плана и домой они хотят приходить не позднее 19 часов.

Но устанавливая такую зарплату, мы сразу же обговариваем условия. Мы готовы учить этого человека, адаптировать его, дать ему наставника на первое время. И в связи с тем, что за нами следят многочисленные инспекции, блюдущие права таких вот «пятидневщиков», по документам у нас конечно же 8 часов. Но неужели непонятно, что за чёткий график столько платить не будут?

По сути, в нашей организации платят за жизнь на работе. Что вам важно — уходить с работы ровно в 18 часов забывая обо всём или зарабатывать очень много денег, при этом теряя право на личную жизнь? Да, в 2 часа ночи могут разбудить и попросить выехать на объект на проверку. Потому что вот именно сейчас там могут сделать что-то неправильно, и потом в итоге сломается вообще всё.

Но всем почему-то нужен восьмичасовой рабочий день и восьмичасовой спокойный сон. А за это платят ровно столько, сколько вы получаете — те самые 40−45 тысяч во втором городе в стране. В Москве немного побольше — около 50 тысяч. Зато спокойствие.

Так что решайте — вам денежки или спать?

36752

Адепты волшебной сотки

Работаю на достаточно неплохой должности, стабильно оклад плюс премия, которая незначительно меняется, но от показателей именно моей работы совершенно не зависит, скорее от выручки, которую организация получила. За вычетом налогов выходит где-то 35−40 тысяч, и это во втором по величине городе в стране.

Зарплата руководителя моего мне известна, она где-то на 5−7 тысяч больше моей, его руководителя ещё тысяч на 10, вот допустим зарплата директора неизвестна, но не думаю, что намного отличается. Тысяч 70−80, наверное, не больше.

Однако в последнее время в моём круге общения появились адепты волшебной сотки. Те, кто на полном серьёзе считает что те, кто зарабатывает меньше 100 тысяч в месяц — это нищеброды, лохи и неудачники. Я не знаю, сколько зарабатывают те, кто так говорят, но круг общения с подобными проредил.

Однако их становится всё больше уже среди рабочих контактов. Прямо спрашиваю — где ты работаешь и за такую зарплату, раз так рассуждаешь? Дальше следует совершенно невнятное «надо стараться», «надо знать места», «связи надо иметь» и прочий бред.

Уверен, что большинству людей такая сумма даже не снилась, но почему-то с каждым днём их становится всё больше. Что это? Попытка выдать желаемое за действительное? Или попытка прогнать понты на пустом месте? А за последнее обычно по лицу бьют так-то… Особенно когда нищебродом назовут.

А если среди читателей есть такие люди, которые серьёзно считают, что тот, кто зарабатывает меньше 100 тысяч — лох и нищеброд, пожалуйста, ответьте, где и на какой должности платят такие суммы. Разве что, исключая всяких газовых и нефтяных магнатов, куда невозможно попасть без огромного блата. А так, чисто для простого смертного с двумя высшими образованиями по востребованной технической специальности.

Задолбали неимоверно!

36734

Кто виноват и что делать?

Опять борьба с курением!

Однако автор путает причину и следствие, ну и, собственно, неверно выбирает объект своей борьбы.

Про курение в квартирах, на балконе, возле остановки и на ходу говорить не будем — мы сейчас не про то.

Я кстати курю, лет пятнадцать. Курить мне вроде как законом не запрещено, но с каждым годом мне пытаются усложнить этот процесс:

— Цена растёт!

— На пачках теперь всё больше площади под страшные картинки и предупреждения, и всё меньше реально нужной информации, например, пропали строчки про содержание никотина, СО2 и смолы в сигарете, вообще вещь нужная была, давала представление о крепости сигарет.

— Всё меньше мест, где можно сигареты купить, кругом учебные заведения и прочее бла-бла-бла, не ближе 100500 метров от входа — сигарет возле школ не продаём, да, а алкоголь норм, ну да не суть.

— Раньше были кафешки, где разрешено курить — да, замечательная была кофейня, можно было потабачить за чашкой кофе недалеко от офиса, теперь только в «курилке» или вообще на улице, где — внимание — остановка или школа рядом, чеши за угол.

— Места, оборудованные для курения — их считай, что нет.

И вот тут вспомним про нашего борца с местами для курения. Уничтожили вы очередную «курилку», своими жалобами. Там была крыша над головой, скамейки, пепельницы — их, кстати, регулярно чистили. Что в итоге? Курилку просто перенесли в другое место. Главное, что подальше от вас, да? Или если её действительно убрали, куда будут ходить курить?

В кусты, где нет урны? Тогда мы получим вытоптанный газон в окурках. Парковка? Имеем окурки на тротуаре, плюс закуренная парковка, ну и т. д. Да, кстати, с тех пор, когда в офис-центре, где я работаю, организовали место для курения, по жалобам — внимание — некурящих, пропали окурки с парковки, с газона, который кстати наконец-то начал расти, горящие урны и прочие прелести стихийно решения проблемы толпой.

Да, энтузиазм борьбы несколько бы снизился, полагаю, если в курилке был бы, например, ваш непосредственный начальник или директор вашей фирмы?

Хотите бороться с дымом? Боритесь с теми, кто организует «специально отведённое место для курения», вытяжки там, противодымовые заслоны, следит за соблюдением расстояний до вашего окна. Курящий тут в чём виноват? Написано: «Место для курения», — значит кто-то, кто за это ответственный, установил, что тут можно курить, вот тут и курят. Хотите, чтобы тут не курили — долбайте ответственных за места для курения, а не курящих.

Порядок не в клозетах, как говорится, а в головах, но это не значит, что нужно закрывать клозеты, не? Задолбали, пойду, покурю на месте, специально оборудованном для курения