bash.im ithappens.me zadolba.li
30018

Кому сказать спасибо, что живой?

Стою я, значит, сегодня, в супермаркете, смотрю на стеллаж с макаронами, думаю, как безрадостно жить на пятнадцать тысяч в месяц, и тут с небес спускается тень отца Гамлета и говорит «Вы, миллениалы проклятые, не имеете никаких прав ныть! Вы в 90-е выжили — значит, замолчите и родителям туфли целуйте». И вот у меня сразу кааак стало всё хорошо в жизни, да все проблемы сразу наладились! Только задумалась — а почему миллениалы? Мне ведь чуть больше двадцати, я чистой воды поколение Z, а миллениалам в этом году 38 исполнилось, скоро внуки их родятся. Ну да ладно. Автор истории «Скажи ещё спасибо, что живой» лучше знает. Он умный. Он в девяностые жил.

Послушайте, «неистово задолбанный». Ничего, что я в мужском роде? Такие истории тут чаще всего от мужчин появляются. Так вот, от таких как вы, мы тоже, знаете ли, не в восторге.

Сказать вам «спасибо» за то, что мы пережили 90-е? По-моему, всем давно известно, что дети себя рожать не просят. Решение о рождении ребёнка принимают родители. Часто только мать, но обычно оба. Ещё всем давно известно, что растить ребёнка, защищать его от опасностей и обеспечивать всем необходимым — обязанность родителей. Не одолжение. Обязанность. Поэтому вместо того, чтобы целовать таким, как вы, ноги за минимальное выполнение своих обязанностей (а «проследить, чтобы ребёнок не умер» — это САМЫЙ минимум) я бы, на месте ваших детей, потребовала извинений за то, что вашей милостью моё детство пришлось на такую эпоху.

Времена, дорогой мой, меняются. На ваше «зажравшиеся детишки требуют себе машину и квартиру» можно спокойно ответить, что ваше поколение, наверное, ожидало, что мама и папа будут кормить их до 18 лет — не то, что нормальные дети Викторианской Англии, которые сами шли на завод ещё до пубертата. Разные у каждой эпохи требования, понимаете? И я, например, считаю, что в столице своя квартира — это необходимость, особенно для тех, кто планирует семью. Нормальные съёмные стоят примерно как стартовая московская зарплата — и это не считая всех залогов и процентов вездесущим риелторам — да и найти их всё тяжелее. За регионы не ручаюсь, не жила там с начала университета. Времена изменились даже относительно ваших любимых девяностых. За ними пришли жирные нулевые, потом — не такие жирные, но относительно благополучные десятые. И всё это время вы отказывали бы своим детям с одной формулировкой: «Ты 15 лет назад не умер, чё тебе ещё надо?» Серьёзно?

Я уже молчу о том, что психологические травмы производят такой чудесный побочный эффект, как выборочная амнезия. Поэтому — вы, наверное, не поверите, но правдой это быть не перестанет — если у человека самое яркое плохое воспоминание это бабушкин суп, вполне вероятно, что воспоминания гораздо хуже его память попросту блокирует.

Моим друзьям от 20 до 27. Среди них есть и избалованные детишки, которым подарили машину-квартиру, и ребята из небогатых семей, которые обеспечивают себя сами с первого курса. Есть парень из Забайкалья, который работает в «большой тройке» консалтинга и уже сам обеспечивает родителей. Есть девушка, чей коттедж больше, чем двухэтажка, в которой я выросла, но которая при этом не берёт у родителей денег и скорее займёт у меня, чем будет сидеть у них на шее. Но среди них нет одного человека — того самого вечно ноющего детины из вашей истории, который жалуется, что ему машинку не купили. А вот старшее поколение постоянно чем-то недовольно: забейте в Гугле «миллениалы убивают» и почитайте, как нас ругают даже за то, что мы бриллиантов не покупаем. Так что кто тут ещё вечно ноет?

Мои родители как раз из тех, кто воспитывал детей в девяностые. Дефолт они встретили, будучи только вышедшей из академа после беременности студенткой и кладовщиком без связей и нормального образования. Они много рассказывали мне об этом времени. Но в их рассказах никогда не было намёка на то, что я им должна. И уж точно мне никто не заявлял, что я не имею права жаловаться. Потому что мои родители понимали — проблемы у всех разные. А ещё, уже в «жирные нулевые», встав на ноги, они купили девятилетней мне квартиру. Я сначала не осознавала, зачем она мне, а потом однушку поменяли на двушку, двушку — на четырешку, потом четырешку разменяли, снова продали — и так несколько раз. В результате, после нескольких лет операций с недвижимостью однушка у меня уже не на отшибе городка в Центральной полосе, а в получасе от центра Москвы. А родителям вполне хватит на такую же в ближайшем Подмосковье (Реутове или Красногорске), но уже для себя. Так же поступали и их родители — простые колхозники, к слову. Много лет копили, чтобы их дети в областном центре не слонялись по съемным, а имели свой угол. До этого два моих прадеда, придя с войны, сами построили своим детям дома — пусть на той же улице, но жили они самостоятельно.

Вот же глупые! Зачем они так делали? Ведь можно же сказать: «Замолчи и не жалуйся! Мы жили хуже, скажи спасибо, что выжил». А можно, пройдя через тяжелые времена, сделать всё, чтобы твоему ребёнку не приходилось переживать то, что пережил ты.