bash.im ithappens.me zadolba.li
29923

Лучшая защита — это нападение

Да, я буду грубой со свиньями. Нет, я не буду «выше» их. Они органически неспособны понять вежливую просьбу.

Первый раз я буду вежлива — может, это человек, а не свинья. Потом я вежливо повторю — проверить, может, человек просто не расслышал. На третий раз я стану мегерой и начну портить хаму жизнь.

Таксист не соглашается выбросить сигарету и убавить громкость? Объясняю, из какого места придется доставать магнитолу и пачку сигарет, если музыка не заткнётся, а окурок не потушится. Часто этого хватает — хам распознает «свою», бормочет: «Ну так бы сразу и сказала», — и выполняет просьбу. Пытается содрать втридорога «за сервис», угрожает высадить? Звоню диспетчеру. Угрожает рукоприкладством? Демонстрирую шокер. Использовать на хамящих таксистах не пришлось пока ни разу.

Персоналу магазина интереснее обсуждать с Галей вчерашнюю свиданку, чем искать нужный мне размер, снимать с полок просроченный кефир, менять бракованный чайник? Злобно спрашиваю: «Чего расселись, уроды?» Полторы минуты клятвенно обещаю жаловаться директору, Роспотребнадзору, президенту, Санта-Клаусу, матери персонала. Угрожаю увольнением, проверками из всех инстанций (которые могу и придумать). Некоторые сдуваются, уровень сервиса взлетает до необозримых высот. Большинство, конечно же, смотрит с горящими от ненависти глазами, шипит: «Получай, гнида», — и чуть ли не швыряет в меня сдачей и товаром, хотя и осторожно — менять мне чайник ещё раз им уже как-то не хочется. Мне, если честно, все равно, что они обо мне думают. Подозреваю, что многие продаваны в своих задолбайках потом просто умалчивают, что орать покупатель начал не сразу, а после безрезультатных попыток быть вежливым.

Случайный попутчик, коллега, тот же таксист, незнакомый мужик на улице не понимает, что значит «нет», и от дипломатических действий уже переходит к физическим? Достаю шокер, целюсь ногами в пах, рву глотку так, чтобы слышно было на весь район.

Шокер испытывала на ценителях насильственной любви три раза. Среди воплей обязательно использую слова «заявление», «зона», «папа-подполковник» (враньё, но некоторых отпугивает). Когда была несовершеннолетней, и некоторое время после, пока внешность позволяла, интересовалась: «Дяденька, а вы знаете, что с такими педофилами, как вы, делают в тюрьмах?» Громко так, чтобы свидетели (при наличии) слышали. И после случая очень мерзкого принудительного минета (соси или уволю с «волчьим билетом») я не вхожу к начальнику-мужчине в кабинет без смартфона с включенным диктофоном в кармане.

Да, во мне 165 см и 55 кг и я смею угрожать расправой. Кому угодно и чем угодно, пусть даже это враньё. Я давно выяснила, что если говорить решительным тоном и создать убедительное впечатление, что тебе не жаль времени, денег, сил и даже здоровья на то, чтобы изгадить или вовсе уничтожить жизнь хама, хам поостынет — если наглость не сработала, мало кто рискнёт проверять, насколько далеко я готова зайти. Хам не хочет гадать, напишу ли я заявление, нажалуюсь ли начальству, пойду ли по инстанциям. Хам остывает во многом из-за растерянности: ждать, какой фокус выкинет эта дурная баба, не каждый готов.

Ну, а если не остывает — воспользоваться шокером я точно готова.