bash.im ithappens.me zadolba.li
28931

Циник опасен прежде всего тем, что он возводит злобу в добродетель

Три года назад умер наш единственный сын. Было ему 39 лет. Реальный диагноз был поставлен за два месяца до смерти, когда что-то сделать было уже нереально. Рак костного мозга. Осталась молодая жена, остались двое детей-погодков, трёх и двух лет. Ах да, ещё бывшая жена и дочь подросткового возраста от первого брака.

Первый брак сына не сложился. Женился сразу после окончания вуза, на бывшей однокурснице. Скажу честно, к бывшей невестке я симпатий не испытывал никогда. Брак сына начал трещать по швам практически сразу же, но, тем не менее, прожили они почти десять лет, в браке родился ребёнок. Развод по инициативе невестки произошёл, когда сын, что называется, стал на ноги — занял руководящую должность, стал появляться скарб, деньги. Невестка оказалась очень предусмотрительной — у неё сохранились чеки на всю мебель и бытовую технику, купленную в браке, более того, она втихаря пригласила оценщика до и после ремонта в квартире, которая принадлежала нашему сыну.

Суды шли почти пять лет. За это время сын успел встретить другую девушку, жениться и завести двоих детей. Через год после последнего суда, на котором моему сыну было отказано в пересмотре размера алиментов с твёрдой суммы на процент от доходов, он умер. И суды начались заново.

Да, наследство. Бывшая не замедлила пропихнуть дочь в наследники первой очереди. Ту самую дочь, на которую она лишила моего сына родительских прав. Да, в череде судебных процессов она сумела настоять на этом. Честно говоря, никто особо не сопротивлялся. После того, как суд оставил девочку с мамой, невестка установила таксу за право видеть ребёнка: 1000 рублей плюс подарок — заехать вечером, 5000 рублей плюс подарок — забрать на день. Несколько раз мы платили, но когда выяснилось, что девочка воспринимает поездку к папе и дедушке как способ получить новую игрушку, поняли, что общение с ребёнком бессмысленно. Дальнейшее участие в жизни ребёнка свелось к выплате алиментов. Не так мало, кстати, на момент смерти сына судом была установлена сумма в 36000 рублей.

Через полгода после смерти сына его бывшая заявилась к нам со скандалами и угрозами. Оказывается, она сунулась к нотариусу за наследством, а спустя полгода узнала, что ей достаются только несколько тысяч рублей с зарплатной карты. Иного имущества за нашим сыном на момент его смерти не значилось. Его бывшая рассчитывала на делёж квартиры (той самой, которую не удалось оттяпать при разводе, несмотря на финт с оценщиком), и ещё одной квартиры, в которой сын жил с новой семьёй, и на машину она тоже имела виды…

Да, узнав о неизбежной смерти, сын раздарил всё. В основном, своей жене и детям. Предвидел он такое развитие ситуации. Бывшая билась в судах два года, ничего, кроме порчи нам нервов, не добилась и теперь стала взывать к совести. Как же, не бросим же мы родную внучку! Ведь это же память о нашем сыне!

Как же надоел этот цинизм! Дважды в неделю внучка звонит мне или невестке. Хочет общаться, хочет полноценной семьи, предлагает посидеть с маленькими братиком и сестрёнкой (бесплатно!) — невестке же надо работать, а дети в саду так часто болеют! Искреннюю заботу и бесконечную любовь излучает девица, всего год назад в лицо нам заявлявшая, что мы сполна заплатим ей и её матери за всё.

Сейчас ей можно отказать, можно поиронизировать, можно даже послать — она всё стерпит и позвонит снова.