bash.im ithappens.me zadolba.li
26188

Больно так сжимает сердце безопасности ремень, что не вздохнуть

А меня задолбали попытки выстроить возведённый в идиотизм культ аскетизма, безвредности и безопасности.

Последней каплей стал автор истории, которому чайники и кофеварки в офисе кажутся опасными — «замкнёт». Нельзя. Запретить! Плевать, что тот же компьютер точно так же может замкнуть, а чаще всего это делают дешёвые зарядники для телефонов и планшетов. Плевать, что дома чайник и кофеварка есть у каждого и ничего почему-то не замыкает. За-пре-тить!

И так у нас всё. Нельзя курить. Здесь, вон там и ещё вон там. Вредно, дети увидят, беременные женщины нанюхаются. Курите лучше в туалете, там безопаснее (пока не сгорите). Сигареты, кстати, продавать тоже нельзя — деточка увидит и тут же купит, а если не увидит, то никогда и не догадается, что так можно было. И пить нельзя. Бухать, кстати, можно, бухариков жалко: «алкоголизм — это ваша беда» и заблёванное тело в лифте мы будем жалеть, а выпить бокал вкусного вина — нет. Нечего тут, ишь, буржуи!

Нельзя шуметь, ведь кто-то спит. Утром, днём и вечером. Ремонт делать не надо, а тем более не надо праздновать — не до праздников, у нас тут безопасность. И днём, в рабочее время, уже тоже нельзя, сорок децибел и ни децибелом больше. Работать дома, кстати, тоже нельзя — жилой фонд.

Нельзя парковаться, вот тут, вон там, вон сям, да нигде нельзя. Это пожарный проезд, а тут велодорожка, а вон там — места для инвалидов. В количестве 100 штук в ТЦ, где больше двух мест разом ещё ни разу занято не было. Чиновникам, кстати, можно. Ездить быстро? Нет, нельзя: давайте введём ограничение в 50 км/ч, а лучше в 30, вдруг на дороге ночью будет бегать пьяный идиот, а вы его, упаси Боже, собьёте. Нормальную омывайку, кстати, продавать тоже нельзя, только «безвредную» (и замерзающую), ведь идиоты её пьют и травятся. Идиоту всё можно, его жалко, вам ничего нельзя.

Иметь машину пока ещё можно, но уже как-то не совсем, особенно если она хорошая и дорогая. Несовременно, неэкологично, неэкономично и вообще как-то стыдновато. Лучше вон велосипед или автобус, будь в тренде, будь как все. Нельзя строить дома: или снесут как самострой, или сгорите. Нельзя летать заграницу — там сплошные извращенцы и страшные мигранты с ятаганами. По России ездить тоже нельзя — тут такие культурные особенности, там сякие, тут хиджаб носи́те, там штаны наденьте.

Нельзя проносить в самолет жидкости, вдруг напьетесь и забуяните. Нельзя пройти в аэропорт без паспорта, террористы. Выключите телефон, вдруг взорвётся, выключите домофон, вдруг мошенники. Не знакомьтесь на улицах, ограбят или изнасилуют, не ходите на митинги, задержат. Не собирайтесь больше трёх — экстремисты, не выезжайте на природу — там клещи. Не ходите в поликлинику — там зловредные врачи, не живите вообще, жизнь — пережиток прошлого! Завернитесь с самого детства в белую простыню и медленно отползайте в сторону кладбища под тихую, лиричную музыку. Не больше 40 децибел!

Я иногда тоскую по «лихим» девяностым, где, может быть, было сильно меньше безопасности, но сильно больше жизни.