bash.im ithappens.me zadolba.li

Полиция

21275

Большому Брату вы неинтересны

Три месяца назад пропал мой папа — уехал в командировку в другой город и через два дня перестал выходить на связь. Неладное заподозрили сразу, кинулись в полицию. Вопреки ожиданиям, заявление приняли быстро, без всяких «подождите недельку, вдруг запил или загулял», но дальше — полный звездец.

Материалы по розыску передали в РОВД города, где он пропал, срок передачи 30 дней. Параллельно всеми возможными способами мы вели розыск сами. Толку — ноль, все администраторы гостиниц отказывались сообщать любую информацию, даже на уровне «останавливался/не останавливался». У папы с собой был сотовый телефон и карточка, но ни у оператора связи, ни в банке с нами общаться не стали, несмотря на предъявленный талон-уведомление из полиции, документы, подтверждающие родственные связи, и кучу показанных ссылок на поиск в специализированных группах и на волонтёрских сайтах. «Да, мы всё понимаем, но у нас коммерческая тайна, идите лесом».

А время идёт, проходят самые важные дни, когда человека легче найти и помочь. Поговорили с опером-розыскником — сразу сказал, что запросы он напишет, но по ним тоже будет официальный отказ, несмотря на возбуждённое дело, такова политика банков и операторов сотовой связи. Просто пишут отказ, с подписью, печатью и т. д. И ничего им за это не будет. Заставить их выдать детализацию звонков с привязкой к базовым станциям или выписку со счёта с указанием банкоматов и фото- и видеоматериалами может только суд, но это полгода минимум.

Я каждый день слышу о том, что спецслужбы мониторят, собирают, отслеживают и что Большой Брат смотрит за тобой. К сожалению, мой папа — не оппозиционер на букву «Н», а инженер-электрик, занимающийся пусконаладкой оборудования, и Большому Брату неинтересен. К полиции у меня вопросов нет — ребята работают, причём работают нормально, мы каждый день общаемся с операми в вайбере. Даже от предложенных денег «на оперативные расходы» они отказались. Они делают всё возможное, но возможности их ограничены. Я хочу снова увидеть папу, я морально готова услышать страшные известия — только бы закончилась эта ужасная, выматывающая душу неопределённость.

Меня задолбало, что коммерческие структуры могут безнаказанно посылать полицию, скрывая информацию о людях, пропавших без вести. Пожалуйста, не надо так.

21038

Никто не хочет быть жертвой

5 августа 2016, 14:48

Забавно порой, как авторы таких историй, как «Безымянные доброжелатели», живут или в некой параллельной вселенной или там, где обстановка лучше и правила соблюдаются так, как положено. В свою очередь, почему-то игнорируя такие нередкие случаи, когда эти самые вызванные служители закона, не разбираясь в проблеме шума под окном, спокойно подходят к шумной компании и, ткнув пальцем в окно или назвав те самые ФИО, начинают пояснять, кто и почему на них пожаловался.

Чаще всего шумная компания находит 101 причину, по которой они вели себя отлично (что сделать легко, ведь едва что-то похожее на служителя закона появляется в пределах видимости, а служителям скрываться незачем, шум прекращается мгновенно), и убеждает людей в форме в своей культурности… А на следующий день уже тот самый неанонимный доброжелатель уже пишет заявление о нападении на него группой неизвестных у его подъезда, порчи двери его квартиры или даже разбитом окне. Это если не оказывается в реанимации, что тоже вероятно.

Прекрасно зная о такой «анонимности», вполне логично, что доброжелатель не хочет оказаться уже назавтра жертвой, обидчиков которой тоже искать особо не будут. Ведь, называя свои данные, никто никогда не застрахован от диалога в стиле: «Вот этот товарищ утверждает, что вы шумели под окном и бутылки били, а вы говорите, что это не так, и кто прав?»

Вот такая вот анонимность. И дело не в шутниках, а в протоколах. Где добропорядочных людей, действительно пытающихся упредить кровавую потасовку под окнами, торговлю наркотиками в подъезде или хулиганские действия, в итоге сдают тем самым типам и оставляют один на один.

Желание доложить об опасной ситуации идёт вровень с желанием не оказаться в итоге жертвой. В противном случае с тем же успехом можно пойти к дебоширам и, представившись им, полезть учить уму разуму. Результат будет тот же. На фоне не таких уж редких случаев, когда защищающийся от хулиганов оказывается в глазах блюстителей закона инициатором драки, а нашедший сумку или кошелёк с документами — вором, в анонимность после предоставления всех своих данных как-то не верится.

21024

Безымянные доброжелатели

4 августа 2016, 14:00

Автору истории «По фамилии Аноним» посвящается.

Сейчас я расскажу, зачем полиции нужны ФИО заявителя и почему на анонимные вызовы по случаю шума возле подъезда и прочих мелких правонарушений она не ездит, никогда ездить не будет и правильно сделает.

Думаю, что ни для кого не секрет, что существуют «телефонные террористы», по заведомо ложным звонкам которых время от времени эвакуируют целые якобы «заминированные» здания. Заметим, за такие звонки полагается (и нередко наступает, т. к. вычислить звонящего обычно удаётся) уголовная ответственность, но и это останавливает далеко не всех.

А теперь представьте, что полиция начнёт ездить по каждому анонимному звонку о том, что кто-то шумит под окном. Сколько шутников наберётся (ответственности ведь никакой, по мелочам даже искать не стали бы)? Думаю, что полиции хватит дел помимо этого.

Я даже не говорю про злоумышленников, которые таким нехитрым способом вполне могут мешать полицейским появиться там, где это было бы реально необходимо.

И да, права неотделимы от обязанностей, а также ответственности за свои действия. А то желающих и рыбку съесть, и остаться анонимным слишком много в этом мире.

21013

По фамилии Аноним

3 августа 2016, 08:48

Ночь. Улица. Нет, не фонарь — лавка под окнами, на которой сидит компашка молодых людей. Пьют, громко разговаривают и матерятся — в общем, ничего необычного. Время уже за полночь, поэтому я иду вызвать полицию, чтобы те прогнали нарушителей прочь. Звоню, трубку берёт дежурный:

— Доброй ночи! У меня под окнами шумят, спать не дают.

— Какой адрес?

Называю адрес.

— Так, ФИО ваше назовите, — говорит дежурный.

— Нет, хочу остаться анонимным.

Дальше идёт какой-то невнятный бубнёж и сброс звонка. Я, погрешив на проблемы со связью или, возможно, не разобрав слов прощания, жду полицейских. Проходит полчаса — никого. Звоню снова. Дозваниваюсь спустя только минут десять-пятнадцать, трубку поднимает всё тот же дежурный:

— Дежурный. Слушаю.

— Я вам звонил около часа назад, вызвал вас, и где вы? У меня под окнами шумят.

— Представьтесь ещё раз, я поищу вас в списке.

— Я же уже сказал, что не хочу представляться. Я вам адрес назвал, почему вас нет?

— Потому что нужно было представиться…

И вот здесь начинается совсем идиотизм… Я интересуюсь, зачем мне представляться, но дежурный даже не пытается ответить, а просто талдычит: «Назовите ФИО!» Естественно, наш разговор снова ничем не заканчивается, и на другом конце провода опять слышны гудки.

Я не то чтобы в бешенстве, но изрядно раздражён: зачем мне представляться? Какая такая необходимость? Что это за бред вообще? Я указал на правонарушение, а дело полиции его устранять. Всё. Не важно, зовут меня Ваня Петров или Гена Сидоров — сей факт ни на что не повлияет.

Но нет, так наша полиция работать не хочет. Ей обязательно нужны ФИО, а иначе хрен она кого защищать будет. Её ведь задача не людям помогать, а ездить по квартирам и заполнять бумажки, чтобы показывать их потом начальству, подтверждая свою деятельность. А коль ты бумажки не хочешь заполнять, то и помогать мы тебе не будем. И такое отношение к работе, тем более со стороны полицейских (которые, к слову, существуют на наши налоги), задолбало!

19104

Превратности метода

Вы вот, девушка, совершенно зря сокрушаетесь по поводу «очевидных советов».

И совершенно зря думаете, что все могут и должны быть логичны. Смотрите сами.

Мать троих детей в социальной сети спрашивает, какие льготы ей и её детишкам положены. Среди ответов, кстати, почти нет советов предохраняться — все как один вспоминают законодательство и очень стараются. А потом одно юное, но вдумчивое создание спрашивает, какой ответ на этот вопрос дали в местной соцзащите. Сами догадаетесь, что за мать троих детей всё ещё не знает, где искать соцзащиту?

Или вот — активисты волонтеры ищут инвалидную коляску с какими-то почти космическими запросами. Ищут настолько активно, что уже почти вся область подключилась. На седьмой день ахов и вздохов о том, как из-за мелочей, под угрозу срыва попадает возможность реабилитации хорошего человека, кто-то в обсуждении изумляется, почему местное отделение Красного Креста не помогло — ведь у них же были такие и даже круче. Оп-паньки, а не обращался никто в это отделение. Хотя о его деятельности у нас даже тараканы информированы.

Недавно искали хозяйку кота. Видно, что домашний, но судя по состоянию — «бабушкинский». Ищут пожарные, ищет полиция… Все социальные сети на ушах. Месяц кот из передержки в передержку. А потом мы выясняем, что никто не удосужился поспрашивать во дворе, где кот нашелся, а хозяйка (восьмидесяти лет) его специально ночью выпускает, чтобы не украли.

Почти каждый день я встречаю таких людей — организовать масштабные поиски человека и не сообщить в полицию, которая нашла пропажу за сутки, сделав один запрос в РЖД; искать телефон всей семьёй и не догадаться позвонить на него; рыдать о потерянном кошельке и не проверить карманы куртки, в которой недавно ходил.

Так что я теперь тоже начинаю с самых банальных советов. Оно так надёжнее будет.

18941

Не тяните морковку за ботву, она сама вырастет

Моя задолбашка посвящается всем декретницам — работницам с людьми, которым не терпится вновь приступить к работе.

Вот сотрудница полицейской пресс-службы. Явно работает из дома: во время зачитки телефонного комментария у неё на заднем плане истошно орет и плачет ребенок. Как хорошо, что это псевдопрямой эфир. Прибираю чувствительность, немножко колдую с эквалайзером, дочищаю остатки крика на дорожке вручную, скидываю в эфир. Ура, прокатило! Это входит в мои обязанности, так что без проблем. Но что делать, если времени не хватает (обычно под эфир в монтажке очередь из журналистов на запись закадра) или если эфир вдруг прямой? Вам не кажется, что ребенка в этой звуковой дорожке быть не должно? Особенно, если вы рапортуете в «Дежурной части» про ножевое ранение, а фон такой, как будто вы ведёте репортаж из детского садика, где эти ножевые наносят непосредственно сейчас и непосредственно детишки.

Вот риэлтор опаздывает на встречу. Торопливо проводит показ квартиры и пулей улетает — у нее ребенок в машине, оказывается. Оставить люльку с ребенком в машине — это пять! Оставить клиентов стоять на пороге и недоумевать — это десять. Особый шик — до кучи заляпать чьи-нибудь документы отпечатками детских пальцев в сливовом пюре.

Ну и мои любимые — репетиторы и учителя. Дамы, чего вам не работается официально? Сидели бы спокойно с сорока процентами месячного заработка на халяву и растили бы своих детишек. А потом бы в сад отправили. И работайте тогда себе дальше. Но нет! Прихожу к репетитору. Вокруг носится трехлетка в попытках догнать задолбавшегося ныкаться кота, в соседней комнате орет грудничок. Занятие начинается с пятнадцатиминутного успокаивания грудничка. Ок, начали. И тут в комнату влетает кот, за ним трехлетка. Трехлетка хватается за шкирку и выводится за дверь, ему читается лекция. Ребенок не понимает. Ребенок видит, что мама дома, значит, ее можно дергать. А тот, который опять плачет, даже этого не в состоянии понять. Ему просто голодно, мокро, скучно. Нужное — подчеркнуть. Да и бужу я его своими гитарными запилами. Со словами: «Продолжай заниматься, я тебя слышу» — преподавательница удаляется. А то, что слышать мало, что надо еще и на руки смотреть, и на посадку, ей пофиг. Звонок в дверь. Пришел следующий ученик. Даже с учетом люфта между учениками, учитель, отвлекающийся на детей, не уложился в положенное время. Если один ученик задерживается или опаздывает, второй задерживается на то время, пока закончат с первым, плюс гипотетическое время на отвлечение на детей. Так что третьему можно не приходить — время его урока съедено. Особый прикол — постоянные отмены занятий. Маленькие дети болеют. Притом порой болеют опасно для больших. Например, зайдешь к преподавателю позаниматься, а там ветрянка. А сам ты ею не болел… Ну, а когда большие болеют, там опасно для маленьких. Вот зачем устраивать дома проходной двор? Приходите лучше ко мне домой, я доплачу. Что, нет? Потому что дети одни? Знаете, я, пожалуй, другого учителя поищу.

Дамы, я не против работы в декрете. Я и сама планирую так делать. Только моя работа — строить звук, а это можно делать, вообще не пересекаясь с клиентами живьем и не задалбывая их своими детьми. Что было бы, если бы у меня была работа, завязанная на личное общение с клиентами? Девять месяцев подготовки к перспективе появления ребенка — достаточный срок, чтобы научиться чему-нибудь еще, если декретных вам мало. А если у вас серые зарплаты и декретных почти нет — это проблемы ваши, а не клиентов. Варите мыло что ли, валяйте шерсть или что там еще модно делать. Только не пытайтесь так криво заработать по основной специальности, как это у вас получается во время декрета.

18895

Не мы вас, а вы нас третируете

23 ноября 2015, 08:12

Неуважаемый сосед из N-ой квартиры! Я искренне надеюсь, что это прочитают твои друзья и родственники, потому что сам ты сей спич слышал и от меня, и от мужа в глаза.

Мы — шумные соседи, которые задолбали тебя и твою принцесску-жену. Не знаю, с которого часа и где она работает, что в девять вечера, бедняжка, ложится в постель. Может, она с пяти утра у станка на заводе трудится, не знаю. Но мы с мужем в девять вечера приходим с работы. И, о ужас, начинаем ходить по квартире! А еще у нас есть собака, которая радуется, что хозяева наконец дома. Кошмар! Тебе наплевать, что к десяти шум закончится, до этого часа ты как минимум один раз отнимешь у нас время (а его и так мало), в течение которого можно поиграть с псом или пропылесосить.

Сто раз тебе говорила, сосед, страдай молча, до десяти — наше время. Мы не можем приходить домой раньше, а если и могли бы — не обязаны под тебя подстраиваться.

Вечер буднего дня, самое начало одиннадцатого, звонок в дверь. Что такое? Шумим… Нет, чувак, мы не откроем. Мы заняты важным, интимным делом, и нам не до тебя. При всех своих достоинствах, муж — не половой гигант из порнушки, а болты в кровати мы подтянули только накануне. Она не шумит. Если мы тебе так мешаем — вызывай ментов. И проваливай.

В ночь с субботы на воскресенье в половину третьего снова звонок в дверь. Чу, сосед, ты ли это? Не, последовал совету, вызвал полицию. Менты пришли. Я знаю, ребята, у вас работа такая, и наверняка вызов к вам поступил около двенадцати — как раз в это время я уронила в комнате чашку. Я даже догадываюсь, что вечер для патрульно-постовой службы был тяжкий — вы приехали бы раньше, если бы более серьезных поводов не было. Но муж вам не откроет. В конце концов, вы нас разбудили, мы спим уже несколько часов.

Квартира старая, оргалитовые полы отлично проводят звук, да и выглядят не айс. Мы пытаемся положить ламинат, который не только приятно выглядит, но и сдержит звук. Он и вправду есть, мы же не летаем. Но что такое? Сосед против. Звуки ремонта приводят его в боевую ярость берсерка. Объяснить, что ремонт пойдет на пользу и ему, я даже не пытаюсь.

Сосед, ты искренне уверен, что мы не будем ходить по квартире, наводить порядок и заниматься сексом, избавимся от собаки и обучимся телекинезу предметов просто потому, что под нами живет семья неадекватов? У меня плохие новости: зря ты так уверен. Квартира у нас в собственности, и продавать мы ее не намерены. Задолбал.

17177

Вы обвиняетесь в мысленарушении

1 мая 2015, 08:36

А меня задолбали сотрудники ДПС. Ну неужели так сложно подойти к машине, представиться, назвать причину остановки? Складывается ощущение, что как только сотрудника выпускают на дежурство «ловить хулиганов», он тут же становится невероятно крутым и осознаёт, что весь мир должен ему поклоняться. А то, что я девушка, которая выглядит лет на пять моложе своего возраста, сразу означает, что меня можно и нужно разводить.


Первый раз остановили «просто так»:

— Здравствуйте. Сержант такой-то такой-то. Ваши документы.

— По какому поводу?

— Ориентировка.

— Какая?

— Маленькая серая машина.

— Ориентировку покажите.

Инспектор пожелал счастливого пути и убежал.


Ехала 80–90 под знаком 40 (каюсь). Слева ДПС стояли. Еду обратно 40, останавливают. Подходит довольный полицейский, видно, с мыслями, что сейчас денег стрясёт или пара палок прибавится.

— Здравствуйте. Такой-то такой-то. Почему нарушаете?

— Что я нарушаю?

— Вы превысили скорость.

— Где? Я ехала положенные 40, ничего не нарушаю.

— Вы вперёд ехали с большой скоростью.

— Покажите, пожалуйста, показания радара, фото-, видеоматериалы. Иначе давайте вспоминать, что такое презумпция невиновности.

— Ну так я же видел!

Во-о-от. Теперь доказательством у нас является фраза «я видел». Перерыл все документы, заставил сходить протереть номера (видно, смотрел: может, пьяная, и всё-таки повезёт?), совершенно не скрывая своего недовольства, отпустил.


Поворачиваю направо, тут же перестраиваюсь в левую, моргнув поворотником буквально раз. Поворотники в своё время приучилась включать всегда и везде. Сзади загораются люстры, крякалка…

— Здравствуйте. Что вы должны делать при перестроении?

Представиться, видно, статус не позволил: он же крутой.

— Здравствуйте. Видимо, включить поворотник.

— Почему не включили?

— Включила. Вы, видно, просмотрели.

Минут десять стояли спорили, включила я его или нет. Зачем — так и не поняла… За это не штрафуют. Но все документы тоже на всякий случай прошмонал.


Три месяца, как получила права. Еду ночью с кафе, где писала какую-то работу. Забыла включить фары, останавливают. Включить фары при остановке не догадалась. Сижу уже в машине ДПС, оформляют штраф. Сотрудник ДПС поворачивается ко мне, смотрит внимательно:

— Откуда едете-то?

— Из кафе.

Оживился, искринки в глазах появились:

— Пили?!

— Нет. Я ж за рулём.

— Даже пиво не пили?

Ну, тут я в осадок выпала. Пододвинулась к нему и дыхнула прямо в лицо.

— Ну ладно… — с грустным видом сказал дэпээсник, отдал документы, квитанцию на оплату и попрощался.


Самый апофеоз был, когда я поставила тонировку. Не глухую, но чтоб не в аквариуме ездить. Ночь, зима, −18. Стою на светофоре. Начинаю движение на зелёный, сзади включается мигалка. Подходит уверенной походкой, с наглой улыбочкой.

— Здравствуйте. Тонировку когда снимать будете? — и стоит улыбается.

— Здравствуйте. А меня Катя зовут. А вас как?

— Такой-то такой-то. Тонировку когда собираетесь снимать?

— В смысле?

— В прямом. Когда тонировку снимать будете?

— Зачем?

— Как зачем? Запрещена тонировка!

— Какая тонировка? — я-то искренне всё жду, пока мне назовут причину остановки.

— У вас на машине. Так когда снимете?

— А когда надо? — парень, ну уже и так намекнула, и так…

— А вот сейчас измерим и скажем когда.

Ну, уже хорошо, уже прогресс.

— А разве ночью можно снимать показания?

— Мо-о-ожно! XXI век! Такой прогресс, техника сейчас и не такое может! — стоит довольный.

— Но, насколько я знаю, в тёмное время суток показания прибора являются недействительными.

— Ну…

Взял документы, пошёл в машину, пробил, вернулся, отдал документы, пожелал счастливого пути и расстроенный удалился.


И это только совсем малая часть случаев. Уважаемые сотрудники ДПС, поздороваться, представиться, назвать причину остановки и быть вежливым — это всё, что от вас требуется. И тогда и к вам начнут относится уважительнее. Помните: вы — не пупы земли и не властелины мира.

17094

Жизнь ничему не учит

21 апреля 2015, 14:12

Я сама во всём виновата. Я мечта криминолога. Ага. Сначала я «сама такая», а потом заявы пишу. И о чём только я думаю? А правда, о чём?


О чём я думала, когда надевала то короткое красное платье? О том, что этот цвет идёт к моим тёмным волосам, о том, что длина до середины бедра идеально подчеркнёт мои стройные ноги, о том, что я буду королевой выпускного бала.

О чём я думала, в одиночку возвращаясь домой? О том, что мальчик, который нравился мне, предпочёл мне водку, о том, что мальчик, которому нравилась я, так и не рискнул на что-то большее, чем пригласить меня на танец. О том, что мне идти всего минут двадцать, в конце концов.

О чём думала я, видя на пустынной улице троих парней? О том, что у них тоже праздник (они были в костюмах), о том, что я буду выглядеть глупо, скользя на каблуках вниз по насыпи, пытаясь их обойти.

Да, я ошиблась. Нет, я не была пьяна. От того места, где я без сожаления сбросила туфли, до того места, где меня изнасиловали — почти полкилометра. Я имела все шансы убежать (первый разряд по лёгкой атлетике всё же), но железка (или стекляшка) под босую ногу мои шансы обнулила. Через три месяца я узнала, что своими необдуманными действиями я сломала жизнь троим замечательным ребятам. Им дали от пяти до шести лет.


О чём я думала, когда перегородила дорогу здоровому амбалу? О том, что я уже два часа стою в очереди, о том, что, может быть, меня поддержит кто-то из многолюдной очереди в паспортный стол. О том, что, может быть, этот амбал не полное животное и не станет бить девушку. О том, что, может быть, он не знает, что тут почти сто человек в очереди.

О чём я думала, когда после «вежливого» толчка снова встала перед ним? Смотрите выше.

Я ошиблась. Нет, я не обкурилась, я просто не поняла, почему он не должен стоять в очереди. Вред моему здоровью классифицировали как тяжкий. Я нагло и цинично оставила на два года ЧОП без лучшего охранника, попутно отобрав у ребёнка этого амбала деньги на своё лечение.


О чём я думала, когда согласилась стать свидетелем в суде? О том, что вор должен сидеть в тюрьме. О том, что группа «неплохих ребят» обчистила, в частности, квартиру моих знакомых, унеся взятые в кредит деньги. О том, что если я откажусь, то не будет свидетеля, видевшего, по крайней мере, двоих из них на месте преступления. О том, что милиция не даст меня в обиду.

Да, я ошиблась. С последним — точно. О чём я думала, когда получила конкретные угрозы в свой адрес и требование отказаться от показаний? О том, что я не могу подвести тех, кто по вине преступников лишился имущества.

Я провела в больнице полтора месяца. Воров посадили. Нашли и тех, кто «поработал» со мной. Из-за меня, «языкастой суки», двое ребят, «которые просто хотели справедливости», отправились за решётку на четыре года.


О чём я думала, скидывая одежду перед фотокамерой? О том, что у меня, в принципе, красивое тело. О том, что мой молодой человек, хоть и не профессионал, но делает красивые технически грамотные снимки. О том, что я, в конце концов, доверяю этому человеку. Тут, кстати, встречный вопрос: а вы ложитесь в постель с человеком, которому не доверяете? Да, в некоторых качествах этого человека я ошиблась.

Думала ли я об этих фото, когда говорила ему, что наши отношения закончены? Нет, не думала. Я полагала, что взрослый человек сможет принять разрыв как разумный выход из того положения, которое у нас сложилось, тем более что с его стороны никаких предложений не было.

О чём я думала, когда он потребовал возобновить отношения под угрозой публикации этих фото? О том, что, согласившись один раз, мне пришлось бы ублажать этого подонка до тех пор, пока он не натешится. Зачем было бежать в милицию? Вы знаете, если бы он просто разослал бы мои фото знакомым, я бы не обратила на это внимания. Фото были очень неплохи, я на них — тоже. А вот страница в соцсети с объявлениями об интим-услугах с моей стороны — это слишком. Что? Несмотря на приговор в виде штрафа, он не может найти работу из-за судимости? Извините, не подумала.


О чём я думала, останавливаясь перед голосующей на обочине девушкой? О том, что по этой трассе не ходит общественный транспорт, о том, что воздух слишком свежий для того, чтобы пребывать на нём продолжительное время. Я не думала о том, что из-за кустов появятся ещё двое, что меня вытащат из машины, ограбят и расстреляют из травматического пистолета. Не думаю, что хотели убить, просто покуражиться. Родители этой девушки позже будут утверждать, что мне ещё повезло, что я осталась в живых, ведь раз я остановилась, то я «сама такая». Девушке дали семь лет. «Просто потому, что она стояла на обочине».


О чём я думала, вызывая на дом компьютерного мастера? О том, что компьютер не включается вообще, о том, что мне надо проверять контракты, о том, что вечером меня будут ждать на сайте знакомств. Я ничего не понимаю в компьютерах и не знаю, когда мастер успел скопировать ключи из программы. Сделал он всё очень быстро. Я не захотела нести ответственность за то, что не совершала, и возмещать полумиллионный ущерб. Я написала заявление. Да, лохушка повесила ущерб и судимость на компьютерного гения!


Ещё я жертва двух краж (одну так и не раскрыли), грабежа и двух мошенничеств (оба раскрыты, но возмещение ущерба призрачно). Я прохожу свидетелем по делу о получении взятки. И в каждом эпизоде — хор: «Сама виновата!» Самые мощные голоса — это родственники преступников. Они готовы свалить на что угодно, на кого угодно, только не на сыночку своего. На втором месте, как ни странно, мои знакомые. Не друзья (друзья советуют, как поступить, куда обратиться), а знакомые. Двоюродный брат ловит кайф от моих происшествий. «Никто ничего делать не будет, сама виновата» — его любимая фраза. Коллега упивается моей лоханутостью, ведь она такая умная и предусмотрительная! Самое интересное, что когда у неё угнали машину (была запаркована на ночь на неохраняемой стоянке без сигнализации), то это было «другое дело».

Да, я сама виновата. Жизнь меня ничему не учит. Я по-прежнему люблю ярко одеваться, хотя в силу возраста мои наряды теперь не так откровенны. Я готова подойти на помощь человеку на улице. Я подвожу попутчиков. Я не стесняюсь указывать на несправедливость и выступать в качестве понятого или свидетеля. Я делаю для мужа откровенные снимки и пользуюсь услугами частных мастеров. Я хожу на распродажи. Я верю людям. Я не могу видеть везде подвох и ожидать от каждого нападения. Если в этом вся моя вина — что ж, я согласна.

17072

Приклад винтовки жёлтой ты обнимаешь нежно

19 апреля 2015, 08:00

Если на городской улице или площади, в парке, на пустыре самовольно соберутся несколько сотен человек, поставят импровизированную сцену и начнут читать с неё стихи и петь песни, долго это сборище не просуществует. Их немедленно погрузят в полицейские машины и хорошо оштрафуют, а организаторов могут и посадить.

А вот когда такое же действо под названием «слёт КСП» проходит в лесу, это почему-то нормально. Каждый год рядом с нашим дачным посёлком таких проходит несколько штук, и я уверен — никаких разрешений на массовые акции они не получают, денег за аренду земли не платят. Деятельность их никем не контролируется. Обычно, когда проводится массовое мероприятие, на нем присутствуют и полицейские, и сотрудники ФСБ; здесь же ни одного человека в форме, одни только странные мужики и тётки с гитарами.

Поверьте, не очень спокойно ночью, когда рядом проходит подобное непонятное сборище. Но дело даже не в этом: если послушать, что за песенки они там поют, выясняется, что песенки-то через одну русофобские и антигосударственные. И к чему могут готовиться эти люди под прикрытием «безобидных» посиделок в лесу под гитару, можно только догадываться. Сами понимаете: ни к чему хорошему. И подозрения эти не беспочвенны. Я сам видел над местом этих посиделок радиоуправляемые беспилотники, видел упражнения с экзотическим оружием (духовые трубки и арбалеты), тренировки по радиосвязи. Сомневаюсь, что это просто развлечения и забавы.

А задолбало полное невнимание к этому со стороны полиции, особенно в наше неспокойное время.

16651

Превращение в стадо

25 февраля 2015, 16:24

Я от всей души сочувствую автору недавней истории «Свобода дать в табло». Неимоверно задолбало постоянное, неуклонное превращение в стадо, закамуфлированное под безопасность. И не меньше — неадекватные стражи этой самой безопасности.

Паспорт при покупке билета на автобус. Да, моя фотография. Да, похудела, сменила причёску. Почему так молодо выгляжу? Этого и добивалась: лишние 15 кило никого не украшают. Нет, другого документа нет. Не поеду я с вами ни на какое выяснение личности, основной документ у меня в руках. Идите на хрен, доеду поездом, куплю билет через сайт.

Да, неуважаемый охранник, это моя записная книжка стоимостью в тысячу. Мне плевать, как у вас настроен сканер. Вы всерьёз думаете, я вытащила её из запертой витрины, исписала разными чернилами треть листов и сунула в рюкзак, не снимая его со спины? Вы давно были у психиатра?

Нет, не пойду я через металлорамку. Да просто — не хочу. И не дам вам шарить в моем рюкзаке. Нет, отношусь без понимания. Почему? Да потому что на самом деле от вас толку — ноль.

Потому что когда я нашла коробку, обмотанную скотчем на станции метро, меня послали на хрен. Ваши коллеги вчетвером шмонали перепуганного мальчика с азиатской внешностью.

Потому что ваших коллег два года просили помочь, когда к соседке-алкоголичке вернулся из тюрьмы сын-наркоман. Дети, возвращаясь из школы, обходили вонючих торчков, накурившихся до полной отключки — эти тела, видите ли, никого не трогали и закона не нарушали. Кончилось тем, что невменяемый урод толкнул пожилую женщину так, что сломал позвоночник.

Зато когда мне рванули с шеи цепочку — не хотели заводить дело. Но вот прицепиться, почему ношу в кармане складной нож с лезвием длиной 5 сантиметров — всегда пожалуйста.

И таких примеров множество.

Достал этот культ псевдобезопасности, превращения в стадо. Дайте мне просто позаботиться о себе. Не пугайте несуществующими угрозами — вам же самим будет работы меньше.

В американском штате Висконсин разрешено свободное ношение оружия. На въезде висит информирующее об этом объявление. А преступников и террористов просят обратить внимание на соседние штаты, где для их удобства ношение оружия гражданскими под строгим запретом.

16609

Свобода дать в табло

20 февраля 2015, 08:00

А знаете, что меня задолбало? Моя беспомощность.

Я не могу защитить свою девушку от гопников. Не потому, что я слабак, а потому, что если я ввяжусь в драку против большего количества человек, я не смогу победить, если буду заботиться о том, чтобы гопнички, не дай бог, не пострадали. В драке против нескольких противников, иногда вооружённых, нужно бить быстро, чётко, наверняка. А это «превышение самообороны». Вы схлопочете статью, даже если на вас напали с ножом, а вы отобьётесь голыми руками, но при этом нанесёте травму.

Если долбанутая соседка стучит в дверь, пытаясь её выломать, вырубает свет в щитке и матерится, я не могу ничего сделать. Я не могу открыть дверь и даже врезать ей. Я буду виноват. Она же «всего лишь» хулиганила, а я с кулаками лезу. Более того, когда приехала вызванные полицейские (надо сказать, быстро — всего через пять минут), они тоже ничего не могли делать. Как мне сказал один из членов наряда, они не имеют права. В тот вечер мы совместными усилиями сумели разрулить дело миром (миром, блин, хотя, какой тут может быть мир). И теперь я вынужден ходить мимо этой сумасшедшей соседки на цыпочках. Я, туша в девяносто килограммов.

Я не имею права ничего сделать с мамашами и их утырками (не путать с мамочками и их детками — это другие создания). С пьющими на детской площадке пиво клушами, чьи дети натурально издеваются над животными и людьми. На моих глазах в школьную учительницу прилетел комок жёлтого снега, а когда она возмутилась, налетела вот такая мамаша, которую мне пришлось оттаскивать силой. В итоге полицию вызвала эта мамаша, и мне (со свежим синяком на лице) с побитой учительницей пришлось объяснять, что это не мы с учительницей напали на утырка и его мамашу. Полицейский понимающе кивал, нас отпустил, а ту мамашу смог только пожурить немного.

Сегодня на меня напала какая-то маразматичная бабка с клюкой. Вы когда-нибудь получали клюкой по голове? Поверьте, старые люди не так беззащитны, как кажутся. Я от этого сморщенного урюка бежал со всех ног, потому что если бы я её хотя бы толкнул, я бы не отделался малой кровью. Сейчас сижу на работе. Голова болит адски.

И так везде. В России человек беззащитен, потому что защищать себя он не имеет права.

16527

Стыд и срам

10 февраля 2015, 14:48

В понедельник шёл я в час ночи домой тем же путём, что и последние лет пять до этого, и тут внезапно получил по шее со спины. Да, я знаю, что сам виноват, что не смотрел по сторонам, знаю, что сам виноват, что был в наушниках. И что беда одна не приходит. Но не люди ли на меня напали? Да-да, самые обычные. Возможно, они даже читают этот сайт.

Удар сломал мне части позвонков в шее. Чудом повезло, что сама конструкция позвонков уцелела и смещений не было: я выжил и овощем не стал. В падении разбились очки, и осколком мне распороло веко. Следом сразу пошли удары ногами по животу и спине. Нападавшие потребовали деньги и телефон, но денег у меня не оказалось, а телефон им не понравился, и они кинули его в ближайший сугроб. Нападавшие растерялись и забрали у меня всё, что показалось им ценным, а именно перчатки. Ещё успели поиздеваться, что я корчусь от боли.

Немного придя в себя, я дополз до сугроба и достал телефон. Оценив, что я нахожусь в 50 метрах от рабочего поста полиции, я решил доползти именно туда. Пост был закрыт, а должен был работать аж до двух часов ночи. «Shame on you, police», — подумал я и начал судорожно набирать номер 112 на мобильном телефоне. Не менее неожиданно мой сотовый оператор сообщил: «Недостаточно средств для установления вызова. Пополните ваш счёт». «Shame on you, мой сотовый оператор». Вытащив из телефона сим-карту, я повторил вызов. О да, я дозвонился!..

Полиция приехала спустя 20–30 минут. «Shame on you, police», — снова подумал я. Меня подняли. Изо всех сил старался удерживать шею в одном положении строго прямо (и в дальнейшем понял, что не зря). Рассказал подробно, что случилось, и описал нападавших. Спустя ещё 20 минут приехала скорая, которую вызвали сами сотрудники полиции, оценив моё состояние. Двое из трёх медбратьев в машине скорой были крепко пьяными. «Shame on you», — подумал я о том, что шею мою не зафиксировали шиной, сказав, что всё в порядке и так. Отлично: выходит, что единственным, кто хоть как-то пытался позаботиться обо мне в этой ситуации, был я сам.

Всю дорогу я пытался дозвониться по скайпу с мобильника с безлимитным интернетом. Чудо свершилось: уже в больнице единственное средство связи с родственниками сработало. Поскольку я с трудом уже мог связать два слова, я направил камеру телефона на себя, ибо большая часть лица была в крови, и услышал утвердительный ответ: «Всё понял, выезжаю. Где ты?» Медсестра ответила.

Меня направили в нейрохирургию, где зашили веко. Потом — в соседнее здание в обычную травматологию. Всё это время я путешествовал без шейной шины. Благо приехал мой отец и помог мне в транспортировке между зданиями больницы.

Мои просьбы и жалобы на сильную боль в шее услышали и сделали рентген. Дежурный врач хотел отпустить меня домой, но засомневался, ибо нашёл на рентгене аномалии, которых быть у здорового человека не должно. О да: наконец мне надели шейную шину! Первичный диагноз: шейный ушиб с подвывихом.

До шести утра меня, лежащего на кровати, допрашивал участковый полицейский. Следователь махнул рукой: «Ничего мы сейчас от него не добьёмся».

На следующий день мне назначили МРТ. Больничный томограф был сломан. В тот момент шейную шину уже заменили на ортопедический воротник (который купил я сам). Направили на платную МРТ. Перепуганный до чёртиков возможным наличием ферромагнитных материалов в организме, я прошёл сеанс скрежета в томографе.

«Как вы ещё остались живы?» — сказал врач, когда узнал о том, через что я прошёл за всё это время. Благодаря только моим стараниям, а не тем, кто совсем не оказал мне первую помощь, смещений костей не было.

Двое суток я смотрел в потолок палаты. Возлюбленная привезла мне ноутбук. Ура: я хоть что-то буду делать! Параллельно всему этому в моём университете шли экзамены, на которых мистическим чудом мне пришлось оказаться, не покидая больницы. Преподаватели меня хорошо знали и согласились поставить мне оценки без личного присутствия.

Экзамены сданы, можно расслабиться? Больничная еда своеобразна, но есть её можно и даже нужно. Полный комплект витаминов я получал через уколы, включая кровезамещающее. Вот тут было всё почти на высоте. Жаль, что врач пророчит мне боль в шее до конца моих дней.

Но кто виноват в этом? Почему все винят в случившемся именно меня? Не я же бил себя тяжёлым тупым предметом по затылку. Shame on you, слуги закона!

16381

Когда до тела нету дела

24 января 2015, 08:36

Во время учёбы в местном техникуме я встретил одного человека, зовут его Юрцом. За четыре года сильно сдружились. После учёбы он с матерью и сестрой решил переехать в наш город. Активизировав всю свою родню, чтобы помочь другу, через знакомую сестры соседки бабушки нашли Юрцу хатку. Хозяин той хатки во дворе строил двухэтажную недвижимость и на предложение о проживании в старенькой хатке отреагировал положительно. Вроде как и охрана во дворе появляется, да и тем же строителям подсобить. Договорились, в общем. Из коммуналки Юрец платил только за свет.

Только вот жил до Юрца в той хатке нехороший человек. Вроде бы судимый, алкоголик; то ли ножом кого-то пырнул, то ли застрелил. И были у того нехорошего человека «знакомые» собутыльники, которые, видимо, любили собираться на той хате. Какое-то время Юрец объяснял им, что человек тот здесь больше не живёт. Большинство таких «знакомых» понимало и сваливало куда подальше. Большинство… Но одним утром произошла та самая история.

В тот день я сидел за компом, что-то искал в интернете, пил чай. Мою идиллию разрушил звонок от Юрца. На фоне его голоса были какие-то пьяные крики; он орал то в трубку, то на какого-то мужика. Из всего, что смог разобрать, я понял: надо спасать. Благо хата в двух минутах ходьбы от меня, добраться особого труда не составило.

На месте я увидел некое тело, которое ломилось в хату. Тело было пьяное в хлам и, видимо, не осознавало, что дверь открывается наружу. Требовало предъявить старого жителя хаты. Попытки Юрца объяснить телу, что человека того уже нету на месте, были безрезультатны. Попытки выгнать тоже не было, так как немаленькое тело со всей своей пьяной дури толкало дверь в противоположном открыванию направлении.

В конце всё закончилось хорошо: тело поковыляло куда-то по дороге под крики местных бабулек, которые успели повыбегать в процессе вызволения друга. Только вот остался очень неприятный момент. Юрец рассказал мне, что до того, как позвонить мне, он пытался дозвониться в милицию, чтобы они что-то сделали с телом. После третьего безответного звонка в трубку ему сказали в довольно грубой форме: «У нас обед». Обед. На пульте дежурного.

Я понимаю, что далеко не все наши внутренние органы такие. Но один человек испортил всё представление. Если честно, до того момента я думал, что «моя милиция меня бережёт». Но, блин, обед? Это такая сверхпричина? А если у человека действительно проблема? А если бы ваш обед привёл бы к чьей-нибудь гибели? А если бы всё не закончилось так радужно?

Ну, зато дежурный сыт. А остальное не важно.

16168

Крепких нервов и острой стали

26 декабря 2014, 16:36

Прочитал тут, как в кино заявился человек с водкой и (о ужас!) ножом, и меня прорвало. Со статьёй согласен: индивид вёл себя по-свински, но сколько можно с таким ужасом говорить о ножах?

— А зачем тебе нож? Чё, резать кого собрался? А ты знаешь, что это холодное оружие? — и ещё много подобных идиотских вопросов.

Я ещё могу понять, когда девочка-коллега спрашивает, зачем мне нож, увидев его на поясе, но человек, который дырявил скотч ручкой, вскрывая коробки, спрашивающий, не маньяк ли, я вызывает лютую ненависть. Да ножу применений куча: вскрыть упаковку, зубочистку сделать, нитку отрезать на свитере… Я уже не говорю про разрезание пищи.

И нет, это не холодное оружие. Не надо клинок ладошкой мерить и говорить про кровосток (агррх!). Я знаю и объясню тебе, что есть что, только не надо агрессии, тупого лица и фраз: «У меня кореша так штрафанули», «Знакомый мент сказал» и т. д.

Отдельно ищут диванные самооборонщики, которые, видя мой стилетный нож Ti-Lite, сходу заявляют, что лучше носить отвёртку или шило, чтоб полиция не докопалась. Таких индивидов надо вообще переводить на галоперидол, ведь носить отвёртку мало того, что неудобно, так и область применения у неё одна.

Ну, и дорогие господа полицейские! Да, колюще-режущее есть. Да, ответил, что запрещённого не имею, так как мой нож не является холодным оружием и не запрещён в России. Нет, отдам на экспертизу только при понятых и при протоколе. И вам хорошего дня.

Пламенный привет владельцам ножей! И крепких нервов вам, ведь я знаю, что я такой задолбавшийся не один.

16144

Обычные люди с необычной профессией

24 декабря 2014, 08:36

Позвольте представиться: полицейский-кинолог. Чуть ниже рейтинг граждан, которые регулярно задалбывают нас и задалбываются сами:

  1. Мамы с детьми.

    Убедительная просьба: никогда, ни при каких обстоятельствах не отправляйте ваших чад «погладить собачку»! Во-первых, далеко не все (да что уж там, буквально единицы собак) любят детей. Во-вторых, ваш детёныш, несущийся на «собачку» и орущий, аки пожарная сирена: «СОБАСЬКАААА!» — уже не слабый психотравмирующий фактор. И в-третьих, «собачка» даже на поводке и в наморднике может рявкнуть так, что заикаться начнёт не только ребёнок, а ещё и вы…

  2. Взрослые раздолбаи.

    — А можно собачку погладить?

    — Можно.

    — А она не укусит?

    — Укусит.

    Вам заняться нечем? Вы приехали из Антарктиды и соскучились по всем, кроме пингвинов? А если я вас поглажу? Не надо? Вот и собачку не надо.

  3. Забывчивые.

    Находясь на вокзале, в музее, цирке и т. д., не нужно оставлять сумки, баулы, чемоданы, посылки и прочие вещи где не следует. Категорически не нужно засовывать эти вещи в труднодоступные места (в углы, под лестницы). В противном случае возможна встреча со злющим кинологом, который будет слегка не рад вас видеть и будет писать много бумажек. Кстати, то, что вы куда-то торопитесь, в этом случае никому не будет интересно.

  4. Фаталисты.

    При эвакуации помещения не стоит возмущаться, что вас сгоняют с насиженного места. Просто запомните и осознайте один факт: раз в год и палка стреляет. И если «бабах» всё же будет, то кинолога и взрывотехника новых наберут, а вас больше не будет. Совсем. Желаете нервишки пощекотать — добро пожаловать во взрывотехники и кинологи, в противном случае — брысь отсюда!

  5. Собственники.

    Я искренне рад, что у вас в квартире (офисе, гараже) белый ковёр и паркет из чёрного дерева. Нет, я не буду разуваться. Нет, и собачке лапы мыть не буду. Не прописано это в моих служебных обязанностях. Да, я всё равно пройду, хоть лягте перед нами — перепрыгнем и пойдём дальше. Да, жалуйтесь — ваше право. Я правда-правда к вам приехал не потому, что мне скучно. Ищите старшего группы и ешьте ему мозг.

  6. Собственники на колёсах.

    При остановке на посту ДПС и при наличии понятых всё вышеизложенное касается и вас. Мне на вашу машину вообще насрать. Мне сказали — я пошёл. Все вопросы к старшему поста.

  7. Родственники.

    При задержании не надо меня пугать папами, мамами, кумом, братом, сватом… Вот честно, уже давно не страшно. Кто не в системе — так мне вообще пофиг на них. А кто в системе — реальный шанс выгнать ещё одного начальничка, не читавшего кодекс профессиональной этики. Благо и СБ работает, и генерал у нас жёсткий — вылетают заступнички на следующий день и задним числом. Оно вам надо?

Да, мы далеко не святые. Мы курим, ругаемся матом, пьём по вечерам в своих компаниях. Мы обычные люди со слегка необычной профессией. И пусть для нас люди находятся не на первом месте, после собак, наркотиков, взрывчатки и трупов, но в конечном итоге мы защищаем вас в меру сил и возможностей. Так что в следующий раз, увидев человека в камуфляже и с собакой, попробуйте отнестись к нему по-человечески. А то с собаками мы обращаться умеем…