bash.im ithappens.me zadolba.li
23790

Письки правят миром

30 июня, 14:24

Я всегда жила и думала, что тема писек реально выдумана. И честно верила мужикам, которые говорили, что не в сексе счастье, и вообще, с чего вы взяли…

А недавно встретила друга юности, разговорились, оказалось, что у нас много общего. Однако на вопрос «Как дела?» он внезапно начал перечислять количество половых актов за тот период, что мы не общались. На моё прямое: «Да с чего ты взял, что мне это интересно, и почему ты так заостряешь на этом внимание?», он ответил, что это вообще главная часть его жизни.

Другой чудила. Одинокий пенсионер, коллега. На днях похоронил друга и начал рассуждать на тему смерти. В итоге выдал: «Вот я вспоминаю свою жизнь… Было у меня две мечты: трахнуть одну бабу, а потом ещё одну. Мечты сбылись… Но почему-то одиноко…» Я аж офигела. Простите, засунуть свою письку в другую — мечта всей жизни? Спрашиваю: а как же мечты поглобальнее — ну вот Гагарин, Че Гевара, Хемингуэй… Ответ убил: «А ты знаешь, сколько они баб перетрахали?

Мужики, вы серьёзно, что ли? Письки правят и вашим мозгом, и всем миром? Даже в животном мире лучшие самцы — это самые выносливые, сильные, ловкие и красивые! Ни слова про письки! Никто из зверей ими не меряется! Ну да, мы же умнее, мы люди, у нас вполне культ писек может быть выше здравого смысла…

Я не противница плотских утех и удовольствий. Я, наоборот, считаю, что раз уж выжить нам не суждено (Солнце таки нас спалит, и ничего тут не поделаешь), то и жить нужно весело. Но, блин, в моём понимании веселье состоит из кучи разных факторов и вариантов. А в мужском — это только письки! Я что-то пропустила? Нас воспитывают на мировой литературе, где воспевается любовь, добродетель и бескорыстность, причём я уверена, что отнюдь не стыдливость заставляла писателей воспевать именно это, а не письки. И если предположить, что важнее всего в жизни всё-таки пресловутые письки, то как мы могли эволюционировать — для меня большая загадка.

Мне неприятно жить в таком обществе… Куда мы катимся? Человечество мне не жалко, Господь, жги!